11:16 

Перевод: Человек, который никому не нравился. Глава 16-17/21

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
А для добрых и милых девочек и мальчиков под катом котики и две главы перевода, которые бета уже выкладывала в соо, пока я каталась по морям))




Глава 16. Свидетельство лорда Лестрейда.

Следующим обвинение вызвало коронера. Он был похож на крота и смотрел на мир сквозь очки в роговой оправе. Звали его, что забавно, мистер Диггер*. Отвечал он коротко и сухо: да, он распоряжался переносом тела из дома; да, убитого задушили его собственным галстуком; нет, вскрытие не проводилось. Полиция его не требовала.
Мистер Дональдсон с каким-то злорадным весельем спросил:
- Как лежало тело, когда вы его нашли?
- На спине, как я уже сказал.
- Лицо было накрыто?
- Нет. Простыня была откинута, открывая торс.
- Хмм. Понятно. Так вот, - Дональдсон передвинул какие-то бумаги на столе, - жертва погибла от удушения. Были ли на теле другие повреждения? Кроме того, что он был мертв? Какие-то признаки того, что он дрался? Боролся за свою жизнь?
- Нет.
- Можно ли предположить, что на жертву напали неожиданно? Или он ждал смерти?
Мистер Смит поднялся:
- Ваша честь, протестую, это измышления.
- Отменяю вопрос. Расскажите, как его задушили.
- Его задушили галстуком, как подтверждается — его собственным...
- Не бабочкой от ливреи?
- Нет. Длинным узким галстуком. Его накинули ему на шею, завязали узлом и сильно затянули, прервав доступ воздуха в легкие.
- Скользящим узлом?
- Странно, но я никогда не видел подобного узла. Сложный, но эффективный. Он позволил преступнику быстро затянуть галстук.
- Жертва была захвачена врасплох и не могла сопротивляться?
- Наверное, он сопротивлялся, но это ему не помогло. Если затянуть этот узел, развязать его нельзя.
- Мог ли нападавший подойти к жертве сзади? Напасть внезапно? Потом переместить узел вперед?
- Хмммм... возможно. Отток крови в лежащем на спине теле не образовал бы синяков сзади на шее.
- Тогда, по вашему мнению как эксперта — тело скорее уложили на кровать после смерти, нежели он был убит в той позе, в которой его нашли?
- Да.
- Вы сказали, что полиция не требовала вскрытия?
- Да. Они не видели в этом смысла.
- Они не видели в этом смысла. Вы обсуждали эти странные факты с полицией?
- Они не спрашивали.
- Благодарю вас.

***
- Обвинение вызывает достопочтенного лорда Грегори Лестрейда.
Репортеры, заскучавшие во время свидетельства коронера, потянулись вперед, желая услышать и увидеть, как его сиятельство будет свидетельствовать о смерти одного слуги предположительно от рук другого.
Мистер Смит поправил мантию.
- Пожалуйста, расскажите о событиях двадцать третьего ноября.
- Мистер Грегсон, мой дворецкий, в половине восьмого пришел ко мне в комнату и сообщил, что Андерсон убит. Одевшись, я зашел за доктором Уотсоном — врачом, который гостил у нас на выходных, - и мы пошли осматривать тело. Доктор Уотсон сказал, что Андерсон был мертв уже в течении шести или семи часов. Потом я поговорил с моей женой, ее сиятельством, и мы решили вести себя как можно спокойнее. Слуги в это время были в церкви, а когда они вернулись, мы — я и ее сиятельство — поговорили с каждым из гостей отдельно и сообщили о произошедшем. Многие предпочли позавтракать у себя в комнатах, не спускаясь в столовую, а в девять мы все отправились в церковь. Думаю, когда слуги пришли домой, с ними поговорил Грегсон, он же связался с полицией. Я знаю, что когда мы вернулись, полиция уже прибыла и допрашивала слуг. Потом инспектор Томпсон поднялся наверх, чтобы поговорить с гостями. Он сообщил нам, что никто из гостей не должен оставаться для дальнейшего допроса, и мы решили, что в связи со сложившимися обстоятельствами лучше отправить их по домам.
- Разумеется. И что затем предприняла полиция?
- Инспектор Томпсон сказал, что они считают Холмса виновным. Я был поражен, но они настаивали. Его арестовали и увезли в тюрьму.
- Ясно. Вы говорите, что были поражены. Как бы вы описали Холмса как работника?
- Он прекрасно исполняет свои обязанности. Очень внимателен к деталям. Если поручить ему работу, можно быть уверенным, что она будет исполнена идеально.
- Когда-либо у вас был повод быть недовольным им?
- Иногда... иногда он мог вести себя несколько дерзко.
- Не могли бы вы пояснить?
- Холмс высказывал свое мнение по хозяйственным вопросам: спискам гостей, размещению картин, по поводу других слуг и прочее в таком духе. Я знаю, что Грегсон не раз выговаривал ему по поводу высокомерия и отношения к другим слугам.
- Вы говорите — отношение к другим слугам. Он проявлял жестокость, оскорблял кого-либо?
- О, нет! Ничего подобного. Скорее, он позволял себе резкие замечания по поводу их работы, но никогда не был жестоким. Ни разу никого не ударил. Иначе мы бы уволили его.
- Что вы знаете об отношениях Холмса с покойным?
- Я... я не думаю, что они дружили.
- Почему вы так думаете?
- Грегсон несколько раз упоминал, что ему приходилось делать им выговор за... думаю, точнее всего будет сказать— за споры.
- Вы знали, что мистеру Грегсону пришлось разнимать их в субботу днем?
- Нет, не знал, - лорд Лестрейд помолчал. - Я уверен, что Грегсон сообщил бы мне, если бы это было важно. - Он снова замолчал и неуверенно добавил. - Нет, он точно сообщил бы, если бы было о чем волноваться.
- Но в прошлом он упоминал о таких инцидентах?
Лорд Лестрейд быстро взглянул на Шерлока на скамье подсудимых.
- Да.
- Было ли еще что-то в поведении мистера Холмса, что должны знать и принять к сведению присяжные?
Мистер Дональдсон начал подниматься, чтобы запротестовать, но Марлоув дотронулся до его руки и покачал головой.
Лорд Лестрейд так долго размышлял над ответом, что мистер Смит вопросительно поглядел на судью.
- Вы под присягой, ваше сиятельство, отвечайте, пожалуйста.
- Возможно, он следил за нами. Не... не из злого умысла, но иногда... иногда казалось, что он много знает.
- О чем?
- О людях — наших гостях, родных. Как будто он может читать мысли. Не знаю, как он это делал. Но... - его сиятельство снова смутился, словно не желая что-то открывать, - моя жена говорит, что он подслушивал наш разговор перед ужином в ту субботу. В субботу перед, знаете, тем самым воскресеньем.
В зале зашумели. Итак, значит, леди Лестрейд видела его в тот вечер. Это плохо.
Мистер Смит поблагодарил лорда Лестрейда с удручающе очевидным подобострастием.
На ноги поднялся мистер Дональдсон. Хотя он был почтителен, но вопросы задавал так же резко и быстро, как и инспектору Томпсону и мистеру Диггеру.
- Спасибо, что уделили нам время, ваше сиятельство. Мы понимаем, как тяжело все это для вас и вашей семьи. Итак, мы слышали, что мистер Холмс никогда не проявлял жестокости и отлично исполнял свои обязанности. Не могли бы вы рассказать нам о покойном?
Мистер Смит вскочил. Во время этого заседания он становился все менее и менее довольным.
- Протестую, ваша честь! Мы здесь судим не жертву.
- Это относится к мотиву, милорд.
Судья махнул рукой и сказал:
- Позволяю. Продолжайте, мистер Дональдсон, только осторожней.
- Разумеется, милорд. Итак, ваше сиятельство — мистер Андерсон?..
- Не хочу говорить плохо о покойном.
- Со всем уважением к вашей чуткости, ваше сиятельство, но на карту поставлена человеческая жизнь.
Хотя Шерлок был впечатлен разумностью своих адвокатов и тем, как они провели собственное расследование, он не был уверен в их общей стратегии. Они сообщили ему, что сначала попытаются добиться отклонения иска, и намекнули, что если это не сработает, у них есть еще один туз в рукаве. До сих пор Шерлок не знал, как мнение Лорда Лестрейда об Андерсоне — которое, как он был почти уверен, не было положительным, - могло помочь в его деле. Ведь если описать, каким неприятным и некомпетентным он был, определенно покажется, что у Шерлока было еще больше мотивов.
- Вы должны понять, что Андерсон работал у нас с четырнадцати лет. Я... я не думаю, что ему нравилось быть слугой.
«Что за бессмысленное утверждение, - подумал Шерлок. - Возможно, лорду Лестрейду никогда не приходило в голову, что людям вообще не по душе быть слугами. Просто кто-то служит с достоинством, а кто-то нет. Вот и всё».
- Что вы имеете в виду?
- Иногда он невнимательно относился к своим обязанностям. Но замечания и поправки принимал плохо, мрачно. Если бы... если бы он не был с нами так долго, мы бы не оставили его на службе.
- Понятно, - мягко сказал мистер Дональдсон. - Значит, если бы вы выбирали между мистером Холмсом и мистером Андерсоном, вы скорее уволили бы мистера Андерсона.
Лорд Лестрейд рассердился.
- Никого бы я не уволил! Особенно перед праздниками. Во-первых, это было бы жестоко, и ввергло бы хозяйство в хаос. Собственно, так и случилось!
Мистер Дональдсон наклонил голову, обозначая, что понимает затруднительное положение его сиятельства.
- Значит, вряд ли кто-то из них искренне считал себя на грани увольнения? Особенно перед праздниками.
- Думаю, что нет. Холмс тоже был с нами с шестнадцати лет. Мы бы их уволили, только если бы они совершили что-то совсем непростительное.
«Например, убили бы друг друга», - подумал Шерлок.
- И никто из них никогда не проявлял жестокости?
- Только на словах, как я уже говорил. Хотя мои дети рассказывали, что иногда Андерсон щипал их за щеки, когда они были маленькими. Впрочем, он был немногим старше их, так что это простительно.
Мистер Дональдсон слегка улыбнулся в ответ на этот рассказ о подростковых выходках.
- Конечно. Таким образом, убийство никак не соответствовало характеру ни одного из них?
Мистер Смит покраснел и подскочил.
- Ваша честь! Я протестую. Адвокат подводит свидетеля к нужному ему ответу!
- Отменяю вопрос, - ответил мистер Дональдсон и спросил лорда Лестрейда: - Никто из них ни разу не ударил другого, пока они находились у вас на службе, верно?
- Верно.
- Ваше сиятельство, после мистера Холмса, вы, доктор Уотсон и мистер Грегсон первыми увидели комнату и тело. Я прав?
- Да.
- Лицо жертвы было накрыто или открыто?
Лорд Лестрейд сосредоточенно нахмурился.
- Оно... оно было накрыто! Простыней накрыто.
- Понятно. Вы его открыли?
- Только чтобы посмотреть на тело. После этого мистер Грегсон вернул простыню на место, чтобы не запутать полицию.
- В комнате действительно был беспорядок, как сказал инспектор?
Его сиятельство снова задумался.
- Кажется, да. Да, точно был. Я чуть не споткнулся о какую-то одежду, подходя к кровати.
- Об одежду. Сломанной мебели не было?
- Нет. Мебель была не сломана.
- Вы уверены?
- Вполне уверен.
- Почему вы так уверены?
- После того, как полиция забрала тело, мистер Грегсон составил опись всего, что было в комнате. Если бы что-то требовало замены, он бы мне сказал.
- Но вы все же говорите, что комната была в беспорядке. Почему?
- Как я сказал, я натыкался на вещи. Как будто все содержимое ящиков вывернули на пол.
- Почти как... Как если бы ящики перерывали в поисках чего-то?
- Да, да. Именно так все и выглядело.
- Благодарю вас. Больше вопросов не имею.
Других свидетелей у обвинения не было, потому что они полагали, что слова Томпсона докажут возможность, слова коронера — способ, а лорда Лестрейда — мотив. И думали, что защита не сможет им достойно противостоять.
Начался обед, и Шерлока отправили в камеру в здании суда, где подали холодную безвкусную еду на оловянном подносе.

***
После возобновления заседания, мистер Дональдсон попросил слова до вызова свидетелей защиты, и ему позволили.
- Милорд, защита требует снятия всех обвинений.
Зал взорвался.
- Тишина! Тишина! - прокричал судья. - Зрители допущены только по разрешению суда, и если понадобится, я всех выставлю.
Репортеры замерли с карандашами в руках, ожидая следующих слов Дональдсона.
Судья холодно посмотрел на него.
- На каких основаниях?
- На тех основаниях, что обвинение не смогло составить дело против моего клиента. Мы доказали, что, хотя у обвиняемого была возможность, но она была у всех, кто находился в доме. Способ — осторожное удушение галстуком, посмертное расположение тела — не сходится с описанием убийства в состоянии аффекта, которое представил инспектор Томпсон. Комната была в беспорядке, но так, как если бы ее обыскивали, а не как если бы там дрались двое крупных взрослых мужчин. Кроме того, свидетельство лорда Лестрейда показывает, что мой клиент никогда не проявлял ни жестокости, ни агрессии, ни безумства. Нет ни одного факта в пользу обвинения. Мистер Томпсон с самого начала отнесся к моему клиенту необъективно. В лучшем случае он вел расследование некомпетентно, в худшем — со злым умыслом. Улики могли быть уничтожены стараниями мистера Томпсона еще до осмотра коронера. Эти изменения не были внесены в полицейский отчет. Кажется, что инспектор Томпсон не смог расследовать мотивы кого-либо еще, включая хозяев дома и их гостей. Короче говоря, все это дело сфабриковано с начала до конца.
У мистера Смита отвисла челюсть. Судья был в замешательстве. Шерлок рискнул взглянуть на присяжных. Они тоже были удивлены речью мистера Дональдсона. Но они не злились на оскорбление правосудия. Один или двое из них даже выглядели обнадеженными, как если бы окончание заседание позволило бы им успеть домой к чаю.
Наконец, судья произнес:
- Адвокаты, подойдите ко мне.
Мистер Смит и мистер Дональдсон приблизились к судье, и началось жаркое обсуждение. Мистер Смит размахивал руками, а мистер Дональдсон стоял спокойно, как и всегда.
Судья сказал несколько слов, и мистер Смит тут же успокоился. Дональдсон, вернувшись на свое место, едва заметно покачал головой, после чего мистер Марлоув осторожно и быстро поднялся и выскользнул из зала суда.
- Суд будет продолжен, - возвестил судья. - Сейчас будут вызваны свидетели защиты. - Он поднял руку, словно отклоняя невысказанный протест. - Обе стороны должны иметь возможность высказаться.
Мистер Смит выглядел самодовольно.
Мистер Дональдсон наклонил голову.
- Конечно, милорд. В таком случае защита просит о коротком перерыве, чтобы вызвать первого свидетеля.
Просьба была странная, ведь после обеда прошло совсем немного времени, но судья, поджав губы, поинтересовался:
- Десяти минут вам будет достаточно?
- Конечно, милорд, - ответил Дональдсон.
Попытка снять обвинения не прошла. Шерлок подумал, что на следующий этап его адвокаты приберегли какое-то секретное оружие.
Когда судья вернулся и все расселись по местам, мистер Дональдсон бросил последний взгляд на свои бумаги и сказал:
- Защита вызывает первого свидетеля!
Как и у всех хороших адвокатов, в нем было что-то от конферансье. Он знал, что все в зале суда, включая его клиента, ждали с нетерпением, кого же они вызовут.
- Защита вызывает миссис Миллер Дарлинг.
Послышалось скрипение двух десятков перьев о бумагу, и все присутствующие повернулись, чтобы посмотреть на дверь.




________
*Диггер — копатель.


Глава 17. Показания миссис Дарлинг

Миссис Дарлинг тщательно подобрала одежду для появления в суде. На ней был нарядный темно-серый шерстяной костюм поверх кружевной шелковой белой блузки, пелерина из лисьего меха и шляпка с пером. Она не была похожа на женщину, над которой посмеялись, она выглядела, как будто ее вернули к жизни, и она собиралась отомстить. Шерлок заметил легкую дрожь в ее руке, затянутой в перчатку, когда она положила ладонь на Библию. Должно быть, она очень страдала в глубине души, но успешно это скрывала.
Мистер Дональдсон почтительно склонил голову.
- Спасибо, что пришли, миссис Дарлинг. Я уверен, что все осознают, как вам сейчас тяжело. Прошу прощения за бестактность, но в газетах сообщают, что ваш брак расторгнут. Это правда?
Мистер Смит поднялся.
- Милорд, я думаю, суду не интересны разговоры о несчастьях миссис Дарлинг. Я не вижу...
- Милорд, прошу вас, - Дональдсон развел руками, - связь с нашим делом очень скоро станет очевидной.
Репортеры в зале с трудом держали себя в руках. История оказывалась куда интереснее, чем они ожидали — появилась связь между убийством и скандалом в семье Дарлинг. Лорд Лестрейд, вернувшийся на свое место после дачи показаний, был очевидно взволнован.
- Продолжайте, мистер Дональдсон, - сказал судья, - но предупреждаю вас, если это попытка устроить сенсацию...
- Милорд! - воскликнул мистер Дональдсон с таким возмущением, словно судья оскорбил его мать.
Судья хмыкнул, но подал знак продолжать заседание.
- Продолжим, миссис Дарлинг. Будьте добры, расскажите суду, что произошло между вами и вашим мужем в ночь на двадцать второе ноября.
- Мы вернулись в нашу комнату в половину двенадцатого вечера. Мы приехали в Карлтон-холл в субботу днем, потому что с утра у моего мужа были дела в городе. Мы поднялись к себе раньше других гостей, потому что я... я была больна и устала. Я тут же разделась, но мой муж казался чересчур взволнованным. Он распустил галстук, но не переоделся для сна. Решил выкурить сигару, но я сказала, что если он хочет курить, лучше бы он остался внизу, потому что от дыма мне становится дурно... - Она замолчала, и на мгновение ее маска невозмутимости исчезла. - Мы поссорились.
- Понимаю, - ответил мистер Дональдсон. Он дал ей время помолчать, а потом спросил: - Что случилось дальше?
- Он ушел.
- Он ушел? Из дома?
- Нет, из нашей комнаты. Лестрейды мои друзья, а не его, и, к тому же, был уже первый час ночи. В такое время рядом никого нет. Я не могла понять, куда он мог пойти и что делать.
- Он вернулся?
- Да. Примерно час спустя. Я думала, что не смогу уснуть, потому что была слишком расстроена, но, кажется, задремала, потому что проснулась, услышав, как он набирает ванну.
- Набирает ванну? Кажется, не самое обычное время для ванны?
Она кивнула, и перо на ее шляпке резко дернулось.
- К тому же, я бы вообще не подумала, что он умеет набирать ванну!
Шерлок скрыл улыбку. Он сомневался, что сама миссис Дарлинг умела набирать ванну, но шутка была хорошая и, скорее всего, повеселила тех присяжных, кто принадлежал к рабочему классу.
- Мистер Дарлинг как-то объяснил свое поведение?
- Он был весь красный, но сказал, что гулял и замерз до костей. Это показалось мне странным, потому что я увидела у него пот на лбу, но он выгнал меня из ванной и стал мыться.
- Это было нормально для вашего мужа? Гулять посреди ночи?
- Нет. Он вообще неохотно гуляет. Он любит отдыхать.
В зале захихикали.
- Он часто выходил ночью? Ездил куда-нибудь в экипаже, если вы были в городе?
Миссис Дарлинг посмотрела на свои руки в лайковых перчатках.
- Иногда.
- И как он это объяснял?
- Говорил, что ездит в свой клуб.
- О. Понятно.
Вдруг она воскликнула:
- Теперь я знаю, куда он ездил! - и взволнованно нагнулась вперед.
Мистер Дональдсон поднял руки в успокаивающем жесте.
- Миссис Дарлинг, я вынужден попросить вас держать себя в руках и отвечать на те вопросы, которые задаю я.
Шерлок увидел, как плечи миссис Дарлинг поднялись и она глубоко вздохнула, поджала губы, но промолчала.
Мистер Дональдсон продолжил.
- Вы обсуждали этот инцидент наутро?
- Да. Когда пришли полицейские. Когда мы узнали, что был убит этот человек, слуга. Мистер Дарлинг велел мне не упоминать о его прогулке. Он сказал, что полиция раздует из этого невесть что, а она никак не относилась к смерти слуги.
- Что вы об этом подумали?
- В тот момент — ничего.
- С тех пор вы изменили свое мнение?
- Да. Сейчас я знаю, что мой муж неоднократно был мне неверен. Узнав это, я решила, что там у него было свидание с кем-то, возможно, с одной из служанок. Поэтому ему и нужно было принять ванну, когда он вернулся в комнату. Но сейчас я поняла, что он убил этого слугу!
Зал суда взорвался. Наступил хаос, потому что некоторые репортеры начали протискиваться к выходу, чтобы первыми позвонить и сообщить новости для вечернего выпуска своих газет. Другие остались на местах, желая узнать, будут ли еще открытия, способные потянуть на специальный выпуск. Его сиятельству пришлось выйти из зала, чтобы избежать вопросов окруживших его журналистов. Мистер Смит, покрасневший от гнева, поднялся, требуя, чтобы все слова миссис Дарлинг были вычеркнуты из протокола. Судья пытался одновременно восстановить порядок и ответить на возражения мистера Смита.
- Я сейчас прикажу очистить зал! - прорычал он. - Мистер Смит, у вас будет возможность опросить свидетельницу. Сядьте! Мистер Дональдсон, продолжайте, но предупреждаю, если это чистая спекуляция...
Среди поднявшегося шума мистер Дональдсон только спокойно улыбнулся:
- Милорд, я вас уверяю, что это не спекуляция. Вы позволите? - Он обернулся к свидетельнице. - Миссис Дарлинг, это серьезное обвинение против вашего мужа. Что заставляет вас думать, что он убил мистера Андерсона?
- Потому что тот его шантажировал, - ответила она, вновь взяв себя в руки.
Еще больше репортеров повскакивало с мест. Они разрывались между тем, чтобы уйти или остаться и дослушать, потому что каждое новое откровение делало историю все более сенсационной.
- И как вы об этом узнали?
- После того, как появились новости о том, что я подала на развод с мужем, а он ничего не ответил, я получила по почте пачку писем. Большинство из них были от моего мужа к разным... шлюхам...
Послышались шокированные возгласы женщин. Миссис Дарлинг посмотрела на них из-под полей своей шляпки.
- К шлюхам. Я могу и еще раз повторить. Там была переписка нескольких таких женщин с моим мужем, а также счета за номера в гостинице, одежду и даже медицинские расходы!
«Любопытно, - подумал Шерлок, мысленно отойдя от происходящего в суде. - Она получила свои письма — точнее, письма своего мужа — после того, как стало известно о его неверности. До этого письма мистеру Дарлингу не вернули».
- Как это связано с мистером Андерсоном?
- Там еще было письмо моего мужа к Андерсону, где он просил дать ему больше времени на то, чтобы найти деньги, и умолял Андерсона не приходить ко мне. Это было жалко. - Она буквально выплюнула последнее слово, и Шерлок заметил, что она с трудом могла произнести имя слуги. - Тогда я поняла, почему мой муж не хотел, чтобы полиция узнала о его прогулке. Он убил этого слугу, чтобы скрыть свои измены.
- Где сейчас ваш муж, миссис Дарлинг?
- Он сбежал из страны с теми немногими деньгами, что у него были, и, кажется, в сопровождении одной из этих женщин.
- Почему вы не сообщили эту информацию полиции?
- Я написала детективу письмо, где сообщила, что считаю, что мой муж виновен.
- И что он ответил?
- Его подчиненный позвонил мне и сказал, что я позволяю эмоциям брать верх над собой. Я была очень оскорблена и пожаловалась его начальнику в Скотланд-Ярде, другу моего отца.
- Благодарю вас, миссис Дарлинг. Мне очень жаль, что с вами так плохо обращались. Больше вопросов не имею.
Мистер Смит перелистал бумаги громче, чем было нужно, и обратился к миссис Дарлинг.
- Миссис Дарлинг, - мягко сказал он, - я тоже хочу принести свои искренние извинения за то, что вас впутали в это грязное дело. Я понимаю, что вам сейчас очень тяжело и ваши мысли заняты многими важными делами. Должно быть, вы очень злы на вашего супруга. Он действительно уходил на час в ту ночь? Напоминаю вам, что вы под присягой.
В зале послышалось «Позор!» Даже судья неодобрительно нахмурился. Мистер Смит и сам увидел свой просчет и попытался исправить ошибку.
- Я хотел сказать, зная то, что вы сейчас знаете, не думаете ли вы, что ваш муж сбежал на свидание с горничной, как вы предполагали изначально, как бы ни была неприятна эта мысль?
Миссис Дарлинг сжала губы в тонкую линию.
- Вы утверждаете, что я лгу, сэр?
- Нет, нет! Но ведь вы не знаете доподлинно, что делал ваш муж в это время. Он не хотел сообщать полиции о своем отсутствии, чтобы скрыть от вас этот неблаговидный поступок. Такое возможно?
- Может быть, но ведь он сбежал из страны. Зачем ему это дело, если он невиновен?
- Его осрамили в прессе, он стал парией в своем кругу общения. Разве это недостаточная причина?
Мистер Дональдсон встал.
- Возражаю, милорд. Свидетеля подводят к нужному ответу и дразнят.
Судья нахмурился.
- Относитесь к миссис Дарлинг с уважением, которого она заслуживает, мистер Смит. Продолжайте.
Мистер Смит глубоко вдохнул и снова начал:
- Будьте добры, сообщите суду, знаете ли вы, что делал ваш супруг в тот час, когда он отсутствовал, миссис Дарлинг.
Холодно посмотрев на него, она ответила:
- Нет. Но Андерсон шантажировал моего мужа, и теперь он мертв, а мой муж уехал из Англии.
- Да, письма шантажиста. Если они были у мистера Андерсона, каким образом их вернули вам после его смерти?
«Опять вопрос о возвращении писем, - подумал Шерлок. - В комнате в ту ночь был еще один человек».
Миссис Дарлинг была в замешательстве. Казалось, ей не приходило это в голову.
- Я... не... - Она остановилась, подумала секунду и самодовольно улыбнулась. - Конечно же, письма нашел кто-то другой, какой-то честный человек, и прислал их мне. Может, кто-то из горничных. Я уверена, они же убирали комнату после... после всего.
- Почему ваш муж не забрал письма с собой?
Хороший вопрос. Почему не убийца забрал письма?
- Полагаю, он не смог их найти. Он никогда не был особо смышленым.
Тут в зале послышался хохот, и даже мистер Марлоув позволил себе улыбнуться.
Тут вмешался судья.
- Мистер Смит, я полагаю, миссис Дарлинг ответила на ваши вопросы. Вам есть еще что спросить?
Было видно, что мистер Смит сдался. Дело было проиграно. Аристократка высказалась. Присяжные вынесут оправдательный приговор, потому что мистер Дарлинг в качестве беглеца был куда интереснее, чем простой слуга в роли убийцы.
- Нет, больше вопросов нет.

Присяжным потребовалось двадцать пять минут, чтобы признать Шерлока невиновным. Он был свободен. Когда зачитывали их решение, у Шерлока начали подкашиваться колени. Облегчение переполняло его.
Адвокаты собирали свои бумаги.
- Мистер Марлоув, мистер Дональдсон, не знаю, как и благодарить вас.
- Мы ненавидим некомпетентность, - сказал мистер Марлоув.
- И глупость, - добавил мистер Дональдсон.
Шерлок улыбнулся — первая настоящая улыбка с того воскресного утра после ночи, проведенной с Джоном.
- И я, господа. Я тоже.
- Боюсь, мы вынуждены покинуть вас, сэр. Мы должны возвращаться в Лондон, - сообщил Марлоув.
- Может, мы еще что-то можем для вас сделать? - спросил Дональдсон.
- Нет. Спасибо вам, господа. Благодарю вас еще раз, - сказал Шерлок и поклонился. К его удивлению, оба поклонились ему в ответ.

Больше делать было нечего. Казалось, все позабыли о нем, спеша поделиться известием о мистере Дарлинге. Как оглушенный, Шерлок вернулся в тюрьму, чтобы собрать вещи: несессер, запасную одежду. Служащий робко улыбнулся ему, завернул вещи в бумагу и обвязал бечевкой. Очевидно, инспектора Томпсона не было на месте.
После скандала в зале суда миссис Дарлинг осаждали репортеры. Лорд Лестрейд отвез ее на своем автомобиле в Лондон, чтобы спрятать от них. Шерлок решил отправить телеграмму Джону, но телеграф был забит журналистами, теснившими друг друга в желании первыми связаться со своими изданиями.
Он отправился в Карлтон-холл один. Уже на полпути ему пришло в голову, что, возможно, там никого нет. «У егеря должны быть ключи», - подумал он и пошел дальше. Было темно, и он замерз до костей, пока дошел до поместья, но в сторожке дружелюбно горел огонек.

- Холмс? - удивился егерь Картер, отворив на стук Шерлока.
- Меня... меня оправдали и освободили. Можешь впустить меня в дом? Мне больше некуда идти.
Картер в замешательстве посмотрел на него.
- Миссис Тернер дома. Она тебя впустит.
- Миссис Тернер не в Лондоне?
- Не-а.
- Ну, спасибо. Я пойду.
- Ага, - ответил Картер и захлопнул дверь.
Шерлок пошел по дороге к дому и обошел его, чтобы зайти с черного входа. Он позвонил в звонок, думая, встретит ли миссис Тернер его так же холодно, как Картер, но, к его удивлению, открыв дверь, она тут же обняла его.
- О, Робби! Я так рада, что убийца не ты. Лорд Лестрейд позвонил мне и сказал, что это был мистер Дарлинг, а тебя освободили. Мне так не хотелось думать, что это ты, но полиция говорила... Да что же я держу тебя тут на морозе на этом пороге! А ты похудел, если только такое возможно. Заходи. Я как раз тут готовлю себе ужин, так что в кухне тепло от печки, а у меня в комнате горит камин, там мы можем поговорить.
Она поспешно пошла по коридору, Шерлок пошел за ней. В сравнении с улицей на кухне стояло благословенное тепло. Он сел, а миссис Тернер налила ему чашечку чая.
- Я потушила мясо, а еще есть хлеб и сыр — их вполне хватит на двоих. Там тебя наверняка никто не кормил.
- Спасибо? - Он понял, что это прозвучало почти как вопрос, как будто ее доброта удивила его. - А почему вы не в Лондоне с хозяевами?
- Ну должен же кто-то присматривать за его сиятельством и его камердинером. Теперь, когда суд закончился, его сиятельство наверняка поедет к ним.
Она принесла ему суп и ломоть хлеба и уселась напротив.
- Он... - начал Шерлок, - его сиятельство не говорил, что я должен теперь делать?
- Он наверняка скажет тебе завтра. Он сказал, что вернется утром, чтобы посмотреть, хорошо ли заперт дом.
Шерлок кивнул.
Он проглотил ложку вкуснейшего супа. Питание в тюрьме было скудное, а когда леди Кэролайн уехала в Лондон, ему перестали приносить корзинки с провизией, так что суп показался даже слишком отменным. Он отломил кусочек хлеба и обмакнул его в суп.
- Надо же. Мистер Дарлинг... - неодобрительно протянула миссис Тернер. - Бедняга Андерсон. Знаешь, иногда его было нелегко любить. Но ведь и тебя тоже — временами.
Шерлок опустил взгляд.
- Простите меня за все неприятности, которые я принес вам и мистеру Грегсону за все эти годы.
- Нет-нет! Я не хотела сказать... Ты просто очень энергичный, вот и все. Андерсон пришел к нам совсем юным. И Салли с ним.
- Салли? Они ведь не родственники.
- Нет, но они были вместе в приюте Фермвуд в Литтл-Шеппертоне. За все время у нас работало несколько их воспитанников. Это пожелание леди Лестрейд.
«Интересно», - подумал Шерлок, но никак не мог понять, почему. Ему все еще было зябко, и после того, как пропали напряжение и стресс, из-за которых он постоянно был начеку последние несколько недель, он чувствовал сильнейшую усталость.
- Ты весь дрожишь, совсем ослаб. Должно быть, тебе нелегко пришлось.
- Я... пойду я наверх, спать, пожалуй.
- Что за чепуха? Я не пущу тебя замерзшего на пустой чердак. Постелю тебе в гостиной мистера Грегсона, разведем камин потеплее...
- Мистер Грегсон будет недоволен.
- Ну да, но ведь его сейчас нет. И почему бы тебе не принять ванну? Иди возьми у себя в комнате чистые вещи, а я наберу тебе горячей водички в старую ванну. Можешь помыться тут у печки и сразу пойти спать. Ни о чем не беспокойся. - Она погладила его по руке. - Как же я рада, что с тобой все хорошо, и что это был не ты!

Шерлок взял фонарь и с трудом поднялся по знакомой старенькой лестнице. Он прошел мимо бывшей комнаты Андерсона. Постельное белье там было снято, а матрас скатан. Его же собственная комната была точно в том же состоянии, в каком он ее оставил. Тот, кто собирал ему одежду в тюрьму, положил все на свои места. Комната казалась чужой. Как будто она ему больше не принадлежала. Шерлок достал ночную рубашку, халат и тапочки и спустился вниз.
Помывшись, он свернулся калачиком на диване. Хоть он был и жесткий, но куда удобнее тюремной койки, и почти сразу же Шерлок крепко заснул.
Наутро в дверь постучала миссис Тернер.
- Робби, его сиятельство звонил и сказал, что вернется в одиннадцать и хочет с тобой увидеться. Я приготовила тебе кофе и яичницу.

В одиннадцать Шерлок прошел через весь дом в библиотеку, где ждал его сиятельство. В остальных комнатах мебель была накрыта чехлами, а шторы плотно задернуты, не пропуская тусклый зимний свет.
Лорд Лестрейд посмотрел на него со слабой, но все же улыбкой.
- А, Холмс... Я так рад... Так рад, что все сложилось к лучшему... ну, для тебя. То есть, я не могу... Ну, мистер Дарлинг... Кто бы мог подумать, что он способен на такое. А ей лучше будет без него. Бедная женщина, ей так хотелось детей.
Шерлок не нашелся, что сказать, поэтому ответил просто:
- Благодарю вас, сэр.
- Я знаю... То есть, это так неудобно, но, боюсь, будет лучше, если ты... будет неудобно, если ты... То есть, ты получишь жалование за два месяца и то, что тебе полагается, и я буду рад в любое время написать тебе рекомендательное письмо. Ты ведь понимаешь, о чем я?
- Разумеется, сэр. Это действительно было бы неудобно. Благодарю вас, сэр.
- Тебе... тебе есть, куда идти? Твоя мать ведь еще жива, верно?
- Да, сэр. У меня... друзья в Лондоне. Думаю, сначала я отправлюсь туда, а потом навещу мать.
Лорд Лестрейд на мгновение опустил взгляд, затем снова поднял.
- Насчет того, что я сказал на суде...
- Прошу вас, сэр, не беспокойтесь об этом.
- Нет, нет. Ты всегда был превосходным работником.
- Спасибо, сэр.
- Ну, тогда ты свободен. Тебе наверняка нужно собрать вещи. Мы с миссис Тернер отправляемся в Лондон через час. Ты сможешь собраться к этому времени? Тогда я подвезу тебя до станции.
- Спасибо, сэр. Что-то еще?
- Нет, нет. Иди собери вещи.
Шерлок развернулся, но в дверях замер и повернулся снова.
- Это... всегда было честью для меня — служить вам и вашей семье, ваше сиятельство.
Они улыбнулись друг другу. Они никогда не были более равными, чем сейчас.
Поднимаясь по лестнице, Шерлок улыбнулся еще шире. Он приедет уже вечером. Он сможет быть с Джоном вечером. Нужно послать Джону телеграмму перед тем, как сесть в поезд.

URL
Комментарии
2012-08-09 в 12:37 

camambert
Это прекрасно. Надо будет потом всю историю целиком перечитать.
Если еще 4 главы будет, значит будет еще что-то интересное...

2012-08-18 в 19:22 

Gretchen Eichenwald
И зря вы, бравый командир, вновь зашиваете мундир.
Как же интересно все это! Когда Шерлока оправдали, я прям вздохнула спокойно.)) И, ура, теперь он будет с Джоном.))) Надеюсь, ничего не случится и они будут вместе. Опасаюсь, что их опять могут разлучить...
Sandy_Martin, спасибо за такой чудесный перевод. Это огромная радость для меня.))

2012-08-26 в 04:24 

talu-la
На улице была среда, а на душе - вечер пятницы. Хотелось чего-то, не связанного со словами "работа" и "совесть".
Замечательный фик!
Наверное, было нелегко переводить такое - объем и стиль...
Буду ждать продолжения.
Спасибо за ваш труд!

2012-08-26 в 04:45 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
talu-la, да ну, самое страшное - нцу переводить, остальное - фигня)

URL
2012-08-26 в 10:34 

talu-la
На улице была среда, а на душе - вечер пятницы. Хотелось чего-то, не связанного со словами "работа" и "совесть".
Прааавда??
А почему?
Ну то есть мне казалось, что тексты с большим количеством устаревших слов должны бы быть сложнее всего...

2012-08-27 в 00:54 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
talu-la, потому что очень тяжело переводить нцу, чтобы это звучало по-человечески, а не по-идиотски. реально. сами попробуйте. особенно, учитывая, что я не замужем...
а устаревших слов там практически нет, вообще фик на американском английском написан.

URL
2012-08-27 в 00:58 

talu-la
На улице была среда, а на душе - вечер пятницы. Хотелось чего-то, не связанного со словами "работа" и "совесть".
Я бы с радостью попробовала, если бы знала по-английски что-то кроме алфавита))
Вот что не замужем - это даа, это сильно осложняет!))

2012-08-27 в 01:11 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
talu-la, ну на любом другом известном вам языке. проблема в том, что сначала надо прочесть, осознать все, что и куда, а потом как-то передать это на русский, иногда совсем другими словами. по сравнению с этим большинство остальных сцен - прочел и перевел тут же

URL
2012-08-27 в 01:21 

talu-la
На улице была среда, а на душе - вечер пятницы. Хотелось чего-то, не связанного со словами "работа" и "совесть".
Так вся и проблема в том, что мне известен только русский!

Но я подумала и, видимо, почувствовала, насколько и почему это сложно. Даже по-русски трудно рассказывать такие вещи, чтобы все не сводилось к описанию положений частей тел))
И тем больше благодарность вам от безъязыких читателей!

2012-08-27 в 01:34 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
talu-la, надеюсь, что следующая глава не заставит вас отказаться от этих слов....

URL
2012-08-27 в 02:11 

talu-la
На улице была среда, а на душе - вечер пятницы. Хотелось чего-то, не связанного со словами "работа" и "совесть".
Я в этом уверена!
Это необычный и очень нежный рассказ, он мне нравится, несмотря на то, что я вообще-то исторические произведения не люблю как класс.

   

Я играю не в такт, и стихи плохи, но я - факт (с)

главная