19:40 

Перевод: Человек, который никому не нравился. Глава 18/22

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
Глава 18. Бейкер-стрит

В телеграмме Шерлок написал Джону только, что будет на Бейкер-стрит к семи, не указав, на каком поезде приедет. Ему казалось, он не вынесет встречи с Джоном прямо на вокзале, когда, после всего случившегося, им придется вести себя как нанимателю и работнику.
Когда он добрался до дома 221 по Бейкер-Стрит, стемнело и накрапывал дождик, но во всех окнах горел свет, и фонари здесь сияли теплее, чем в других районах. Шерлок постучал — сперва осторожно, потом сильнее.
Джон открыл дверь и рывком втянул его внутрь с темной улицы. Дверь захлопнулась. Не говоря ни слова, доктор спешно провел Шерлока через переднюю в коридор и прижал его к стене. Чемодан выскользнул из пальцев слуги и незамеченным упал на пол, а Джон продолжал целовать Шерлока, застав врасплох, лишая возможности вздохнуть.
Ах, тот бы и хотел, чтобы этот поцелуй длился вечно, но дышать тоже было нужно, и к тому же он уловил странный запах...
- Джон... Джон! Кажется, что-то горит.
Джон отстранился и принюхался.
- О боже, отбивная!
Он бросился по коридору, оставив позади удивленного и разочарованного Шерлока. Зато тот наконец смог оглядеться. Слева поднималась лестница на второй этаж, покрытая вытертой ковровой дорожкой в восточном стиле, которая крепилась к ступеням медными стержнями. Справа по коридору он насчитал три двери, не считая тот, в которую ушел Джон. На стене около лестницы торчали крючки для пальто, рядом стояла длинная банкетка для ожидающих приема. На журнальном столике у подножия лестницы стоял телефон. Шерлок повесил на пальто на один из крючков.
Вернулся Джон, на ходу вытирая салфеткой руки.
- Через пару минут все будет готово. Давай я покажу тебе свою практику. Жилые комнаты находятся на втором этаже, не считая кухни и столовой, которые там, в дальней части, а ближние комнаты переделаны в кабинет.
Он открыл первую дверь справа, гордый, как король, демонстрирующий свой замок. Кабинет был белым и аккуратным, электрический свет отражался в блестящем металле и освещал чистые белые ткани. Стол для осмотра был покрыт беленым муслином. В застекленных шкафах стояли разноцветные пузырьки с йодом, настойкой рвотного корня, спиртом для растирания и экстрактом «волшебного ореха». Там же была вата, ступки, пестики. Все необходимое для современной врачебной практики, включая диплом Джона из Сент-Бартоломью, висевший на стене.
- Прекрасно, Джон. Все так хорошо организовано. Должно быть, пациенты очень впечатлены.
Джон просиял. Он открыл следующую дверь:
- Я отгородил часть столовой, и получился кабинет. Тут... в общем, тут мне понадобится помощь, если ты действительно хочешь поработать. - Он нервно хихикнул.
Шерлок заглянул в узенькую комнату. Она была едва ли больше кладовки, и большую ее часть занимал письменный стол. Стены были заставлены книжными полками, ломящимися от полуоткрытых книг, документов и анатомических карт. Еще там стоял запирающийся застекленный шкаф с сильными лекарствами вроде морфия и кокаина.
Джон взял его за руку, и Шерлок был понадеялся, что экскурсия закончена и можно вернуться к поцелуям и к чему-то большему, но вместо этого Джон подвел его к третьей двери, в столовую. Стол, буфет и горка занимали почти все свободное место в комнате. Несмотря на яркие электрические лампы, стол был украшен зажженными свечами.
- Пожалуйста, садись, сейчас я принесу ужин. К сожалению, всего лишь отбивная с овощами. Телеграмма прищла недавно, я не успел сходить за покупками.
- Погоди, Джон, не надо... - но Джон уже ушел на кухню.
«Не хочу я ужинать», - раздраженно подумал Шерлок.
Но Джон уже вернулся с двумя тарелками, так же сильно желая похвастаться своими кулинарными способностями, как и раньше своим кабинетом.
Он налил им обоим красного вина и начал болтать, не замечая растущего нетерпения Шерлока.
- В газетах только и пишут, что об этом суде и словах миссис Дарлинг. Но мне до сих пор не верится. Мистер Дональдсон и мистер Марлоув... Поначалу я в них сомневался, но, кажется, они все-таки гениальны. Хотя конечно, это дело сделало им имя, так что они получили в итоге куда больше, чем им заплатили. К счастью, пресса использовала имя Роберт или Робби, поэтому сомневаюсь, что кто-нибудь узнает тебя, когда ты начнешь работать в Лондоне — по тому рисунку из «Таймс» тебя точно не узнать. В любом случае, всех интересует только мистер Дарлинг. Я вчера весь день просматривал газеты и хотел приехать, но понимал, что мне не стоит этого делать, а сегодня получил твою телеграмму...
- Джон, я...
- Расскажи, как ты ушел из Карлтон-холла. Были какие-то проблемы с тем, что ты не предупредил их заранее? - Казалось, что Джон боялся тишины.
- Нет. Он меня уволил.
Джон поднял голову:
- Уволил?
- Да. Было бы... неудобно, если бы я продолжил там работать. Здесь, в городе, наняли новых лакеев, они приедут в Карлтон после праздников.
- Но все-таки...
- Он выплатил мне жалование за два месяца и сказал, что напишет рекомендацию, если понадобится. Это было очень щедро с его стороны.
Покачав головой, Джон сказал:
- И все же. Наверное, я просто не понимаю, как принято поступать в семьях высшего света. Еще вина?
- Нет, спасибо, - ответил Шерлок. - Лучше просто воды.
Хотя Джон явно старался выбрать хорошее вино, оно не шло ни в какое сравнение с тем, что хранилось в винном погребе Карлтона. Шерлок подумал, что к этому придется привыкнуть.
- Я купил эту практику на те деньги, что унаследовал от отца. У одного из его друзей, который отошел от дел. Я провел сюда электричество, - Джон засмеялся. - Доктору Сильверстону были не по душе такие новомодные штучки. Пришлось потрудиться, чтобы сделать все современным: купить новые инструменты и все такое. Хочу устроить уборную под лестницей, и с этими неожиданно пришедшими деньгами у меня должно это получиться. Очень неудобно, что приходится водить людей наверх. Особенно, если нет ассистента. Позади дома в саду был туалет, но я его закрыл. Мне в Индии хватило туалетов на улице, спасибо, не надо. - Его голос смягчился. - Ты, должно быть... устал за последние недели.
- Нет, на самом деле я только и делал, что спал. Там либо спать, либо ходить по камере. И вчера я хорошо выспался в особняке. Миссис Тернер, экономка, дожидалась там его сиятельство.
- Это хорошо. Хорошо. Жаль, что... что меня не было там, на суде. И я не мог поддержать тебя, - Джон уставился в тарелку и ел так, словно злился на еду. Шерлок попытался не отставать.

Когда ужин подошел к концу, Джон сказал:
- Увы, пудинга у меня нет. - Он привстал. - Есть печенье, если хочешь...
Как можно спокойнее Шерлок ответил:
- Я хочу только тебя, Джон. В постели, на полу, на столе — мне неважно.
Джон издал полузадушенный стон и подскочил так быстро, что опрокинул стул. Шерлок тоже встал, и, когда Джон бросился к нему, по инерции оба врезались в стену.
- О боже, - сказал Джон, - я не знал... я не хотел тебя торопить.
- Заткнись, Джон.
- Хорошо.
Этот поцелуй был еще более жадным, чем тот, что произошел в дверях. Джон потянул их в прихожую. Шерлок толкнулся, прижимая Джона к противоположной стене, чуть не ударив его головой о крючок для одежды. Пока Шерлок пытался развязать его галстук, Джон уже ухитрился стянуть с него пиджак. Так они, шатаясь, двигались в сторону лестницы, по дороге разломав восточную подставку для зонтов, хотя за поцелуями и раздеванием этого никто не заметил.
Джон чуть не упал спиной на лестницу, утянув Шерлока за собой. Чтобы не упасть, Шерлок ухватился за стойку перил и восстановил равновесие.
Наверху Джон направил их к открытой двери справа — спальне. Шерлок успел мельком разглядеть чистую комнату с розово-кремовыми обоями и расстеленной кроватью с пологом. Затем он с грохотом приземлился на постель, а Джон упал сверху.
Он расстегнул пуговицы на брюках Шерлока и начал быстро и жестко гладить его член. Разлука с Джоном, одиночество и отчаянное желание — внутри него накопилось слишком многое, Шерлок тут же кончил, запрокинув голову. Джон скользнул рукой в свои брюки, и через несколько мгновений последовал за ним, уронив голову на плечо партнера.
Вдруг, к удивлению Шерлока, Джон начал смеяться, дрожа всем телом. Он откатился в сторону, не прекращая хохотать.
Шерлок удивленно, взволнованно и оскорбленно посмотрел на него.
- Что?
Джон перевел дыхание и ответил:
- Надо попробовать так еще раз. Только медленнее. И без одежды, - он улыбнулся и притянул Шерлока к себе, вовлекая в очередной поцелуй.
Шерлок тоже рассмеялся, и вскоре они оба неудержимо хохотали.
Джон сел и протянул Шерлоку фланелевую тряпочку, лежавшую под рукой.
Шерлок тоже сел.
- И ты не хотел меня торопить? - спросил он, подняв бровь.
- Ну я... не знаю, я думал, что тебе не захочется, или, может, ты устал, или... или... ну я не знаю. Просто не хотелось, чтобы тебе казалось, что ты должен. - Джон прикрыл глаза и отвернулся. - Какой же я дурак.
Шерлок улыбнулся.
- Я люблю тебя, Джон.
- Я тоже тебя люблю.
Они снова поцеловались, медленнее, нежнее, потом поцелуй начал становиться жарче.
- Джон, мне... надо в ванную.
- О, я даже не подумал... Ужасный из меня хозяин. Соседняя дверь, я положил там полотенца для тебя.
Шерлок поднялся и застегнул верхнюю пуговицу на брюках, чтобы они не упали. Он было пошел вперед, но Джон схватил его за руку и поцеловал ее, потом перевернул и поцеловал ладонь, и только после этого отпустил его.

Когда Шерлок вернулся, Джон зажег свечи, расставленные по комнате, и выключил электрический свет. Он снял оставшуюся одежду и забрался в постель, где и обнаружил его Шерлок.
- Электричество — благословение во врачебном кабинете, но оно ужасно яркое, - объяснил Джон.
Шерлок сбросил с себя одежду, забрался в изножье кровати и встал на колени у ног Джона. Он покрывал его тело поцелуями снизу вверх — голени, бедра, потом живот.
- Можно?
Джон выдохнул:
- Да.
Шерлок лизнул твердеющий член. Он покружил языком вокруг головки и затем взял ее в рот. Джон застонал под ним. Шерлок продолжил медленные движения вверх и вниз, чувствуя, как член твердеет и увеличивается, затем помассировал бедра, погладил яички.
- Можно? - повторил он, как будто еще не получил ответа.
- Да, - ответил Джон.
Вместе с полотенцами он положил рядом с кроватью баночку с маслом. Он, может, и боялся торопить Шерлока, но в то же время хотел получше подготовиться. Когда Джон скользнул внутрь Шерлока, тот прошептал «О, Джон» и прикрыл глаза, чтобы лучше чувствовать, как идеально они совпадают друг с другом. Джон ничего не сказал, только провел большим пальцем от подбородка Шерлока к губам, и Шерлок начал посасывать его в одном ритме с толчками.
Этот раз был долгим и медленным — погоня за острой яркостью вторых оргазмов, наслаждение запахом пота друг друга, запахом секса, особым вкусом кожи. Шерлок вылизал ключицы Джона, спустился ниже по его груди, попробовал на вкус тонкие волоски. Джон потянул его за волосы и наклонился, чтобы покрыть его шею быстрыми поцелуями. Шерлок выгнулся назад.
- Не сдерживайся, - попросил Джон между поцелуями. - Я хочу слышать все, что ты скажешь. Я случайно узнал, что старушка, которая живет по соседству, глуха, как тетерев, так что если хочешь кричать — кричи. Я хочу это услышать.
Приближаясь к оргазму, чувствуя растущий жар предвкушения, Шерлок дал себе волю и сам удивился звукам, которые издавал в момент наслаждения. Беззвучные стоны, тихие вскрики при приближении к финалу и отчаянная невнятность в финале.

Так прошла вся ночь: они занимались любовью, засыпали, просыпались — от близкого тепла другого человека — только для того, чтобы вспомнить, обнять друг друга и начать снова — соприкосновение горячей кожи, простыни смяты и сброшены на пол — пока раннее утро не застало их совершенно вымотанными, даже не возбужденными, просто скользящими друг по другу. Шерлок притянул к себе Джона, обессиленно прижался к нему. Джон обнял его и шептал «Ты здесь, ты в безопасности, я с тобой», убаюкивая.

Проснувшись, Шерлок понял, что понятия не имеет, где он. Он лежал на мягкой кровати — куда мягче тюремной койки и мягче его кровати в Карлтон-холле. Простыни тоже были мягкими и тонкими.
«Я заснул в чужой кровати», - в ужасе подумал он, но подвинувшись и почувствовав боль в редко используемых мышцах — в задней части бедер и в ягодицах, он вспомнил и довольно потянулся, надеясь обнаружить рядом теплое и сильное тело Джона.
Вторая сторона постели была пустой, и простыни уже остыли. Где Джон? Почему он не здесь?
Шерлок сел и огляделся. Как слуга он заметил, что свечи сгорели почти полностью, воск стек на тумбочку и на бюро, и еще не мешало бы вытереть пыль во всей комнате. Часы на каминной полке показывали половину десятого, а в камине еще горел огонь — значит, Джон ушел недавно.
Открылась дверь, и вошел Джон с тяжелым подносом в руках.
- А, ты уже проснулся! Хорошо. Можно не беспокоится, что все остынет.
Он поставил поднос Шерлоку на колени и присел на край кровати.
Шерлок посмотрел на еду.
- Что, теперь я становлюсь хозяином? Избалованным лежебокой?
- Я просто подумал — тебе, наверное, нечасто приносили завтрак в постель.
- Когда я был совсем маленьким и болел, моя мама приносила мне кашу. А кроме этого — ни разу.
На подносе был чай, молоко, тарелка с ломтиками бекона, кусок ветчины, помидоры, кровяная колбаса, яйцо всмятку в чашечке, блюдо с гренками и, что самое чудесное, клубника.
- Клубника! Ты, наверное, целое состояние потратил, чтобы добыть ее в это время года.
Шерлок взял одну ягоду и обхватил ртом ее кончик. В Карлтоне слуги получали одну большую корзину клубники в начале сезона, а после — если только что-то оставалось после приема гостей. Он прикрыл глаза чтобы лучше распробовать сладкий сок, но открыл их, услышав, как Джон сглотнул.
- О, - простонал тот. - Я с радостью потрачу состояние на то, чтобы покупать клубнику каждый день, если смогу смотреть, как ты ее ешь.
Шерлок нахмурился, но потом понял, на что это было похоже. Он улыбнулся, поводил языком по ягоде, потом укусил ее и слизал сок с губ.
- Прекрати, - ворчливо сказал Джон. - А то у тебя не получится доесть завтрак.
- А ты завтракал?
- Поел, пока готовил. Это все тебе. Надеюсь, тебе понравится.
- Это чудесно, - втайне он надеялся, что навыки Джона в приготовлении завтрака превосходят его же навыки в приготовлении ужина. - Джон, ты не мог бы принести мой саквояж. Кажется, я оставил его внизу. Там моя ночная рубашка и халат.
- Как глупо с нашей стороны было забыть его внизу.
- Да. Мы... определенно не подумали об этом.
- Вообще не подумали. - Они улыбнулись друг другу, и Джон даже покраснел, прежде чем поспешить за саквояжем.

Пока Шерлок ел, Джон вернулся и начал распаковывать вещи.
- Это все, что у тебя есть? - спросил он, достав скромные пожитки Шерлока из сумки.
- У мамы еще лежат мои книги, - словно защищаясь, ответил Шерлок.
Джон поглядел на содержимое саквояжа, выложенное на стул: несессер, запасная рубашка, нижнее белье, шесть пар носков, коробка с воротничками, две ночных рубашки, халат, шлепанцы и пара башмаков — не считая костюма и ботинок, которые были на Шерлоке накануне.
- В понедельник, - заявил Джон, - мы подберем тебе новый гардероб, а это все сожжем. Минимум два костюма, я полагаю, дюжину новых рубашек. А твое пальто совершенно износилось. На носках больше штопок, чем изначальных ниток. На ботинки нужны новые подметки. До полудня у меня нет пациентов, так что мы сможем сходить за покупками с утра, а потом я оставлю тебя у моего портного.
Шерлок покрутил последнюю гренку, которую он обмакивал в чашечку с яйцом.
- Джон, я же тебе говорил. Я не хочу жить на содержании.
Джон подошел к нему и сел на кровать.
- Я знаю. И я никогда бы не стал оскорблять тебя таким предложением. Но посмотри на это под таким углом: если бы я нанял тебя камердинером, мне бы пришлось купить тебе ливрею, так?
- Да.
- А как перспективный хирург, я не могу позволить, чтобы мой помощник ходил в обносках, так?
Шерлок покачал головой:
- Так.
- Хорошо. И не будем больше об этом. - Он помолчал и потом сказал тихо и неожиданно застенчиво: - Шерлок?
- Да, Джон?
- Я... - Не завершив фразы, Джон потянулся в карман своего халата и вытащил коробочку для драгоценностей. Он протянул ее Шерлоку, смущенно пряча взгляд. Внутри коробочки оказалось тонкое золотое кольцо.
- Там секрет... - начал Джон, но умелые пальцы Шерлока уже нашли его и разделили кольцо на две части.
«ШХ от ДУ» - было выгравировано на одной части. «От всего сердца. 1913» - на другой.
Шерлок смотрел на него, казалось, целую вечность. Он думал раньше спросить Джона, мог ли он получить запонку обратно. Может быть, даже обе, чтобы носить все время с собой. Но к такому он был не готов, даже не помышлял об этом.
К несчастью, Джон принял его молчание за недовольство.
- О Боже. Это слишком, да? Я не должен был. Я даже не знаю, твой ли это размер. И ты, наверное, не... то есть, мы же не можем... не по-настоящему. И это слишком быстро. Ты не должен... Я могу забрать его, - бормотал он.
- Джон, я... Джон... ДЖОН! Это... так прекрасно. Мне бы и запонки хватило.
Джон наконец поглядел Шерлоку в глаза.
- Правда? Тебе правда оно нравится? Можешь носить его на цепочке или хранить в ящике, если хочешь.
Шерлок надел его на безымянный палец правой руки. На костяшке оно жало, но на основании пальца сидело свободно.
- Я никогда его не сниму.
Он протянул руку, чтобы посмотреть, как свет играет на золоте, а Джон схватил ее, поцеловал тыльную сторону, ладонь, запястье...
- Джон?
- Ммм?
- Отодвинь поднос.
- Что? А! О Боже, да!

Остаток утра прошел так же, как и предыдущая ночь. В какой-то момент Шерлок решил принять ванну. Джон решил присоединиться к нему, и в итоге после хихиканья и щекотки было решено, что, когда они будут оборудовать ванную комнату внизу, туда нужно будет поставить ванну побольше. Подурачившись всласть, они вернулись в постель, и все мытье оказалось бесполезным.
Джон нежно прижался к Шерлоку, почти не двигаясь.
- Хорошо бы мы могли лежать так всегда. Соединенные вместе.
- Ммм. Насколько я понимаю, человеческая анатомия так не работает.
Джон легко укусил его за губу.
- А если бы мы могли?
- Мы бы проголодались.
- Это скучно.
- Нам бы нужно было ходить в уборную.
- Нет, если бы мы не ели.
- Мы бы все себе стерли.
Тут Джон замер.
- О боже! Я делаю тебе больно. Я прекращу.
- Только попробуй! - закричал Шерлок и крепче обхватил его ногами. Он притянул его к себе, чтобы поцеловать, и сжал бедра, чтобы Джон глубже вошел в него.

Наконец около часа дня они встали. Джон принес ветчины, сыра, хлеба, соленых огурцов и чаю. Они поели в гостиной, одетые в ночные рубашки и халаты. Джон сидел в кресле, а Шерлок свернулся калачиком на диване, наслаждаясь полным ничегонеделаньем.
Комната была очень удобно обставлена: книжные полки были встроены в стены, кроме дивана и двух стульев, в ней стояли два длинных стола, так же покрытые книгами, как и стол, стоявший внизу, окруженные деревянными стульями с высокими спинками. В гостиной тоже был уютный камин. Стены были обиты бордовым шелком, и на них были развешаны фотографии родных Джона и несколько коробочек с засушенными бабочками, листьями и другими природными экспонатами.
Комната была восхитительно уютна, куда приятнее холодных высоких залов Карлтон-холла или маленького каменного домика матери Шерлока.
Словно прочтя его мысли, Джон спросил:
- Ты поедешь к своей матери? Она знает о том, что случилось? Если тебе нужно уехать на время — ради бога. Я не хочу стоять между тобой и твоей матерью.
- Я написал ей из тюрьмы, чтобы успокоить насчет моего ареста, и потом отправил письмо перед тем, как сесть в поезд. Написал, что получил место в Лондоне. И что навещу ее, когда обустроюсь. Во время службы я редко мог к ней вырваться, так что в этом нет ничего страшного. А ты? На выходных ты видишься с матерью и сестрой?
- Не всегда. У мамы и Гарриет слишком много противоречий, так что семейные встречи получаются немного натянутыми. Может, я и съезжу на день-два. Но не сейчас.
Они оба знали, что никогда не смогут рассказать кому-нибудь о своих отношениях, и, возможно, никогда не встретятся с родственниками друг друга.
- Расскажи мне о своей матери, - попросил Джон. - Я хочу знать о тебе все. Как прошло твое детство? Чем занимался твой отец?
- Он был егерем. Но он умер, когда я был совсем маленьким — мне было два года. Моя мать до замужества была няней. А после его смерти получила дом и пенсию.
- Значит, братьев и сестер у тебя нет?
- Не то, чтобы я знал...
Джон поднял бровь.
Шерлок засмеялся:
- Мой отец был намного старше матери. Все возможно. Впрочем, это было к лучшему.
- Что?
- Если бы он прожил дольше и появились бы другие дети, мне досталось бы меньше.
Это прозвучало довольно меркантильно. Джон нахмурился.
- Что ты имеешь в виду?
- Меньше внимания матери, меньше денег на образование, - пожал плечами Шерлок.
«Это правда, - подумал Джон, - но так странно слышать это произнесенным вслух».
- Ты говорил, что ее планы не соответствовали ее положению.
Шерлок улыбнулся.
- Она хотела, чтобы я стал репетитором.
- Конечно, ты бы мог — ты ведь знаешь языки и играешь на скрипке...
Шерлок покрутил завязку на халате.
- Это не так просто в восемнадцать-девятнадцать лет, закончив учебу, найти работу репетитора. Я пытался.
- Мне так жаль.
- А мне нет, - ответил Шерлок, глядя на него. - Стань я репетитором, я бы не встретил тебя.
- Но все же... - Джон протянул к нему руку, - столько лет потеряно. До сих пор. Но чем бы ты ни захотел заняться сейчас — я всеми силами буду помогать тебе.
Шерлок посмотрел на огонь и улыбнулся:
- Не знаю, чего я хочу, кроме того, чтобы быть с тобой.
И они продолжили обедать под шум дождя за окнами и треск поленьев в камине.

Утомительно прошедшая ночь и успокаивающее стаккато дождя убаюкали Джона. Когда он проснулся, Шерлок сидел на полу у камина, согнув колени, сложив пальцы домиком под подбородком, глубоко задумавшись. Свет подчеркивал красоту его профиля и светлых глаз. Джон понял, что это был первый раз за пределами постели, когда Шерлок казался совершенно расслабленным, словно полностью ушедшим в себя.
- Я сказал, что это был не мистер Дарлинг, - проговорил Шерлок, очевидно, увлеченный созерцанием огня.
- Что? Когда?
- Недавно. Ты не ответил.
- Я спал, - потрясенно ответил Джон. - Но ведь суд сказал, что это был он.
Шерлок покачал головой.
- Суд общественного мнения объявил его виновным. А доказательств его вины существует не больше, чем моей.
Джон соскользнул на пол и сел рядом с ним.
- Ты думаешь, миссис Дарлинг солгала?
- Нет, весьма вероятно, что он действительно выходил куда-то, возможно, повидаться с какой-нибудь служанкой, как она и подумала сначала — хотя я не знаю, кто бы это мог быть.
- Но ведь он сбежал. Разве это не доказывает его вину?
Шерлок поглядел на него, нахмурившись.
- Он трус, Джон. Он сбежал. Ему было бы слишком страшно убить Андерсона, зная, что его могут поймать. Нет, это был кто-то другой. И остается вопрос о том, кто вернул письма. Он не послал их мистеру Дарлингу, а вернул их миссис Дарлинг только после того, когда она объявила, что разводится с ним.
- А это важно?
- Джон! Тебя не волнует, что убийца на свободе? Или что подозрение пало на невиновного человека?
- На очень плохого человека. И похоже, что убийство Андерсона облегчило жизнь очень многим людям. Так что — да, меня это не волнует. - Джон отвел волосы с лица Шерлока и мягко продолжил. - Я хочу, чтобы ты был в безопасности. Я хочу, чтобы мы забыли все это и жили своей жизнью.
Шерлок схватил его за запястье.
- Кто-то хотел моей смерти. Разве это тебя не беспокоит? Меня — да.
Джон вздохнул.
- Конечно, беспокоит. Именно поэтому я и не хочу, чтобы ты в это влезал. Он спокойно оставил тебя в тюрьме. Кто знает, что он сделает, если ты начнешь его выслеживать?
Шерлок прижался к ладони Джона.
- Может, ты и прав. Но я хочу знать. Даже если из этого ничего не получится — я просто хочу знать.
Джон погладил ногу Шерлока под ночной рубашкой.
- Джон Уотсон, вы пытаетесь отвлечь меня?
- Да, - засмеялся Джон, - у меня получается?
Он провел рукой выше, вдоль бедра Шерлока. Тот развел колени, чтобы Джону было удобнее.
- Джон... - прошептал Шерлок, и никто из них не знал, было ли это предупреждение или признак удовольствия.
Джон провел рукой выше и погладил его яички. Указательным пальцем он нащупал вход — еще скользкий, еще открытый, а большой палец прижал к промежности и начал выводить на ней круги.
Шерлок застонал и посмотрел вниз — его ночная рубашка была уже влажной от смегмы.
- Джон, у меня только две рубашки...
Джон запустил под ткань и вторую руку.
- Я куплю тебе еще. По одной на каждый день недели.
Он положил ладонь на низ живота Шерлока и надавил. Шерлок захныкал и откинул голову назад. Ему казалось, что основание его члена горит, из-за того, что Джон согнул палец внутри него и нашел ту идеальную точку — наверняка у нее было название, из-за большого пальца в промежности и настойчивого давления на низ члена.
- Джон... я...
Всего несколько прикосновений, и он снова достиг высшей точки.
- Джон, возьми меня.
- Я могу подождать, - прошептал Джон.
- Нет, не надо. Мне нравится так. Когда все такое чувствительное. Пожалуйста. Возьми меня здесь и сейчас.
- Только принесу масла. Я сейчас вернусь.

Когда Джон вернулся, Шерлок стоял на коленях, перегнувшись через сиденье дивана. Он не снял рубашку, только задрал ее. Почему-то полураздетым он выглядел еще эротичнее, чем полностью обнаженным.
Когда Джон вошел в него, Шерлок отчаянно зарычал.
- Ты уверен? - спросил Джон, нагибаясь, чтобы погладить и поцеловать его плечо.
- Дааааааа... хорошо...
Джон завороженно смотрел, как его член погружается в задницу Шерлока. Он вынимал его полностью, потом вталкивал внутрь только головку, снова и снова. Шерлок дрожал, издавал долгие вздохи удовольствия и пытался насадиться глубже на его член.
- Когда я увидел тебя впервые, когда я впервые подумал, что ты можешь не отвергнуть мое внимание, - прошептал Джон, - я представлял, как будет выглядеть мое семя на твоей белой коже. Ты не против... могу я кончить на тебя?
Шерлок не ответил, но издал невнятный звук, как будто не мог найти слов.
Джон кончил всего через пару движений. Он сжал основание члена, глядя, как капли падают на изгиб ягодиц Шерлока и низ его спины.
- Боже, да!.. - вскрикнул он и упал на Шерлока. Потом они оба перевернулись, Шерлок устроился на коленях у Джона. - Боже, да... - повторил Джон. - Я не могу насытиться тобой, не могу думать ни о чем, кроме тебя.
- И я, - эхом ответил Шерлок. Но потом он понял, что все еще думает об убийце Андерсона, но Джону он об этом ничего не сказал.

URL
Комментарии
2012-09-23 в 23:02 

Anihir
Хозяйка Медной горы
Хороший подарок перед сном)

2012-09-28 в 17:49 

Gretchen Eichenwald
И зря вы, бравый командир, вновь зашиваете мундир.
Глава как всегда великолепна. Жду следующую.)))

2012-11-08 в 07:54 

Njura
Какой чудесный перевод потрясающе красивой истории. Sandy_Martin, вы великолепны.
Когда же следующая часть? Я только из-за него и не отписываюсь от соо.

2012-11-09 в 02:31 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
Njura, ну как только так сразу. я в некотором ступоре(

URL
   

Я играю не в такт, и стихи плохи, но я - факт (с)

главная