22:05 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
16.10.2013 в 21:59
Пишет Sandy_Martin:

Перевод: Человек, который никому не нравился. Глава 22/22
Я нижайше прошу у всех прощения, что целых два года провозилась с этим фиком. До последних глав руки у нас с бетой очень долго не доходили. За время перевода успела закончить вуз и пойти учиться на переводчика) Может, что и получится.
Вероятно, придется перечитать предыдущие главы, чтобы вспомнить. Мне лично пришлось)

 photo 9ea3486e-5385-403a-a0ec-3dfbb615e053_zps2a57ba4b.jpg

Название: Человек, который никому не нравился
Автор: shouldboverthis
Оригинал: shouldboverthis.livejournal.com/141908.html
Переводчик: Sandy Martin
Бета: sKarEd
Жанр: АУ, кейсфик
Статус: Закончен
Разрешение на перевод: теперь да
Рейтинг: NC-17
Саммари: В ноябре 1913 года доктор Джон Уотсон приглашен в загородный дом своего дальнего родственника, лорда Лестрейда. Он тут начинает чувствовать влечение к лакею Холмсу, которого назначили его камердинером на эти выходные, и его чувства взаимны. Но вскоре происходит убийство, и Шерлоку и Джону придется узнать немало семейных тайн, чтобы найти преступника.

главы 1-2
главы 3-4
главы 5-7
главы 8-9
главы 10-15
главы 16-17
главы 18-20
Некоторые страницы закрыты по правилам сообщества. Если у вас не открывается - предыдущие главы также можно прочесть в моем дневнике.

Глава 21. Последний подозреваемый

То ли Шерлок так глубоко задумался, то ли провалился в сон, но он едва не подпрыгнул, ощутив дыхание рядом со своим ухом. Джон провел языком по его шее, и он расслабился.
- Я скучал по тебе, - прошептал Джон. - Весь день только о тебе и думал. Миссис Филлипс сказала, что отпуск у меня, видимо, удался, потому что я выгляжу усталым, но счастливым. Пойдем в постель.
- Может, сначала чаю?
- Потом, - чтобы убедить Шерлока в своей правоте, Джон потянулся к его паху, чтобы погладить член и заставить его затвердеть.

Шерлок задавался вопросом, чувствуют ли нормальные мужчины и женщины такое отчаянное желание во время медового месяца, когда возбуждает даже легчайшее прикосновение, или такая ненасытность — часть их с Джоном извращения?
Впрочем, рано или поздно из спальни приходилось выходить
- например, чтобы поесть, и они снова уютно  устраивалась
 у камина в гостиной.
Шерлоку было интересно,  как отреагирует Джон на то, что он услышал от Салли, но он не знал, с чего начать. Ссориться еще раз не хотелось.
- Джон, я знаю... знаю, что ты хочешь, чтобы я забыл про это, но допустим, что я ничего не предприму по поводу того, что мы узнали — не хотел бы ты поговорить об этом?
Джон отложил газету и прикрыл глаза.
- Вижу, ты не собираешься оставить поиски. Думаю, я понимаю тебя после... после того, что ты рассказал мне ночью. Если... если мы решим, что это его сиятельство, что это изменит? Кажется, Андерсон был весьма жалким типом. И если он оскорблял ее сиятельство, шантажировал ее, то я понимаю, почему лорд Лестрейд убил его. Не оправдываю, но понимаю. Но ты прав, если это был лорд Лестрейд, значит, он хотел оставить тебя в беде, и этого я ему не прощу.
- Я виделся с Салли.
- С кем?
- С горничной Лестрейдов.
Джон нахмурился.
- Это не опасно?
- У нее был выходной. Я встретился с ней и купил ей выпить. Она сказала, что в ночь убийства, думаю, что после того, как Андерсон поссорился с ее сиятельством, он сказал ей, что у него есть кое-что получше денег, и это обеспечит их на всю жизнь.
- Лучше денег? Информация? Но тогда это значит — еще деньги от шантажа.
- Я так и подумал. Постоянный источник дохода? Лучшее место службы? Партнер? Салли сказала, что хоть она и знала об этом, он не сообщал ей подробностейоб объекте шантажа, и сообщников у него не было. А деньги пропали. Мы знаем, куда делись письма — или нам кажется, что знаем — они попали к леди Лестрейд. Логично, что она забрала и деньги.
Они переглянулись и хором воскликнули:
- Чарльзы!
- Ну, - сказал Джон, - кажется более убедительным, что именно леди Лестрейд обыскивала комнату и нашла письма. Будь это кто-то из слуг, он не мог знать о несчастьях Чарльзов и не отдал бы деньги, даже если по доброте душевной и вернул бы письма.
Джон в раздумье поджал губы.
Шерлок кивнул.
- Леди Лестрейд вошла в комнату после Андерсона и убийцы.
- А может, до них?
- Нет, если бы комната была обыскана, Андерсон наверняка не снял бы пиджак в ожидании гостя.
- Или она пришла вместе с убийцей.
- Что возвращает нас к его сиятельству, - Шерлок примостился на краешке стула и быстро заговорил, активно жестикулируя. - Попробуем восстановить ход событий. Я сказался больным и оставил Диммока и Андерсона убирать со стола, уносить свечи и так далее. Вечер закончился, горничные, Андерсон и Диммок привели в порядок гостиную. Здесь  начинаются наши предположения. Допустим, именно тогда Андерсон и леди Лестрейд встретились и начали спорить по поводу денег и шантажа.
- Это точно? Что он мог о ней узнать? Кажется, они с мужем так любят друг друга.
- Если верить Салли, Андерсон узнал, что ее сиятельство вышла замуж не девственницей.
Джон засмеялся.
- Ну, многие пары нарушают запреты...
- Это был не его сиятельство.
- Ясно.
- Так вот. Думаю, что сразу после ссоры Андерсон сказал Салли, что у него есть что-то получше денег.
- Узнал что-то от ее светлости? Информацию? Информацию о ком-то еще? О том, кто выше по положению, и ему больше терять?
- Точно! - Шерлок радостно улыбнулся. - Мы знаем, что он уже шантажировал мистера Дарлинга и Джейн Ларкин, а Чарльзов нет. Не думаю — хотя точно не уверен — что это леди Луиза или ее жених, и, в любом случае, до свадьбы они не смогут полностью распоряжаться своим имуществом. У леди Кэролайн нет денег, и она непременно рассказала бы нам, если бы Андерсон до нее добрался. Таким образом, из всех гостей, которые были в доме в те выходные — а я думаю, что вряд ли Андерсон шантажировал кого-то, кого тогда не было, - остается леди Агата, которая живет на содержании. И, - он сделал выразительную паузу, - сэр Невилл.
Джон покачал головой.
- Я думал, сэра Невилла мы исключили.
- Да, потому что днем Андерсон отнесся к нему с уважением, но — он получил от леди Лестрейд новую информацию. У сэра Невилла не очень хорошая репутация, но и ту, что есть, он непременно хотел бы сохранить.
Теперь Джон склонился ближе, глаза у него блестели.
- Сэр Невилл ненавидит слуг, не считает их за людей. Ему бы совсем не понравилось, что его шантажирует один из них.
Шерлок хлопнул в ладоши.
- Снова в точку, любимый. Он мог бы убить?
Они поглядели друг на друга с улыбкой. Но Шерлок помрачнел.
- Все это предположения. Нет ни улик, ни доказательств.
Джон спросил:
- Ты видел комнату первым, так? Потом Грегсон, его сиятельство и я. Что ты запомнил?
- Андерсон лежал в кровати на спине, лицо было накрыто простыней. Я заметил, что полкомнаты перерыто, как будто кто-то что-то искал и нашел. Я стянул простыню и увидел, что его задушили его собственным галстуком, а не ливрейным, хотя он был еще в форме, и что у него закатаны рукава. - Он прикрыл глаза. - Этот узел на галстуке. В нем было что-то...
- Я тоже об этом подумал! Но мне не удалось к нему присмотреться.
- Джон, можешь вспомнить, как он выглядел? Как следует вспомнить?
- Думаю, да, - Джон тоже прикрыл глаза, словно мог увидеть узел на обратной стороне век.
Шерлок вскочил, подошел к столу и достал бумагу и карандаш. Он быстро сделал набросок и отдал его Джону.
- Да! Именно такой.
- И почему его собственным галстуком? Зачем убийце это делать?
- Он длиннее, чем галстук-бабочка? - предположил Джон.
- Да! И коронер на суде сказал, что узел был необычный — если его затянуть, его уже не сдвинуть.
Джон открыл рот, словно желая что-то сказать, затем снова сжал губы.
- Это мне кое о чем напоминает. Что-то из Индии, - он подошел к книжной полке, вытащил книгу «Индийские культы» и начал быстро листать. - Вот они — туги, бандиты из центральной Индии. - Он положил книгу на стол, и они с Шерлоком нагнулись над ней.
- Я думал, их уничтожили еще в 1830 годах.
- Официально — да, а на самом деле — кто знает. В Индии есть места, где не ступала нога белого человека. Вот узел, которым они душили путешественников.
- Он не точно такой же.
- Нет, но видно, что его можно изменить, чтобы получился тот самый. Очевидно, он был очень эффективен — тихо и быстро. Моментально выводил жертву из строя. И еще кое-что... - Джон снова подошел к полкам и достал еще две книги.
Он положил их рядом с «Индийскими культами».
- Это самая полная история. «История Индии, рассказанная ее собственными историками». - Он проглядел оглавление одной книги и перешел ко второй. - «Да! Вот оно: «Туги были выслежены и отправлены под суд в результате усилий Уильяма Бентинка и его командующего, Уильяма Генри Слимана. Хотя британцы осуждали культы тугов и их кровавую жестокость, некоторые из них, впрочем, восхищались эффективностью их методов убийства. Время от времени группы военных предлагали изучить эти техники и взять их на вооружение в британской армии. Ходили слухи о том, что некоторые подразделения, в частности, Семнадцатый пехотный полк, научились у сохранившихся последователей культа применять измененную версию гарроты тугов во время пребывания в регионе Мхоу...»
Шерлок и Джон посмотрели друг на друга.
- У тебя есть «Книга пэров» * Бёрка? - спросил Шерлок.
- Кажется, да, хотя она, наверное, не очень новая, - Джон начал осматривать корешки книг на полках.
- Неважно, - ответил Шерлок. - Нам подойдет любая, если она не пятидесятилетней давности.
- Нашел, - Джон потянулся на верхнюю полку. Шерлок вытащил книгу с легкостью.
Он быстро нашел нужную страницу:
«Сэр Невилл Гренвилл, кавалер Ордена Британской империи (1900), кавалер Ордена Бани (1895), 17 Пехотный полк (1877-1879), Мхоу...»
Шерлок захлопнул книгу и улыбнулся Джону.
- Вот и доказательство!
Джон обнял его за плечи.
- Ты же говорил, что не собираешься ничего предпринимать. Гренвилл — опасный человек. Мы и раньше это знали, а теперь все только подтверждает. Если мы правы, мы обратимся в полицию. Я обращусь в полицию. - Джон поднял руку, останавливая протесты Шерлока. - Лучше, чтобы ты не имел к этому отношения. Я поговорю со своим юристом — это он создал фонд, через который мы помогли тебе — он наверняка придумает, что нам делать дальше.
Шерлок кивнул. Сейчас было достаточно узнать, кто это совершил. Оставалось выяснить, зачем.

***
В пятницу Шерлок решил, что пора начинать работать на Джона, хотя тот утверждал, что в этом нет необходимости. Он отважно расчистил стол в маленьком кабинете и заварил чай для двух старушек, которые назвали его красавцем.
После ужина они уютно устроились в гостиной — Джон с каким-то трудом по медицине, а Шерлок с Овидием. Около девяти часов зазвонил телефон. Джон вздрогнул — это новомодное устройство стояло у него в доме только три месяца.
- Кто бы это мог быть?
Он завязал потуже пояс на халате и спустился по лестнице. Шерлок ждал его наверху.
- Алло? - Он не сразу узнал голос на том конце провода.
- Доктор Уотсон? Это доктор Уотсон? Пожалуйста, скажите, что это вы!
- Кто... леди Кэролайн?
- Доктор Уотсон, то, что вы сказали, и что сказал мистер Холмс в среду... Я... я спросила у тетушки, точнее, упомянула вскользь, потому... потому что не хотела думать об этом... но мысль о пишущей машинке не проходила... о, доктор Уотсон! - Она испуганно осеклась.
- Леди Кэролайн! Что там? Что случилось?
Теперь уже Шерлок спустился вниз, чтобы прислушаться к разговору.
- Я сказала... сказала, что интересно, кого еще шантажировали и как удивительно, что письма вернули. А потом, что… что странно, что они были напечатаны на машинке — но я не должна была об этом знать… и.... и.... она в ужасе посмотрела на меня и выбежала из комнаты, а теперь уехала из дома, и здесь вообще никого нет...
- А его сиятельство?
- У себя в клубе. У него какая-то встреча с друзьями по колледжу. А Лу и Фрэнсис на балу, и дома только я, дети и слуги, и я понятия не имею, куда она могла отправиться.
- Леди Кэролайн, успокойтесь, все будет хорошо, я обещаю. А теперь ответьте, это очень важно: где живет ваш дядя?
- Что? Здесь.
- Нет, я про сэра Невилла.
- Сэр Невилл!
- Да, мы... мы думаем, что Андерсон мог пытаться шантажировать его. Мы поняли это только что, иначе сказали бы вам. Ваша тетушка может быть в большой опасности.
- Боже! - вскрикнула Кэролайн.
- Кэролайн, где он живет?
- Я... я не знаю. Сейчас спрошу у Грегсона, - они услышали, что она отложила трубку. Примерно через две минуты Кэролайн вернулась. - Ноттинг-хилл, Холланд-парк-мьюс, сорок один. Пожалуйста, доктор Уотсон, помогите ей.
- Мы сейчас же отправимся туда, леди Кэролайн, и вернем ее домой. Я обещаю вам. Попытайтесь успокоиться, а если вернется ваш дядя... можете рассказать ему то, что знаете.
Джон повесил трубку. Шерлок уже бежал наверх - одеваться.

Пятнадцать минут спустя двухколесный кэб вез их по Лондону.
- Извините, джентльмены, - сказал кэбмен. - Сегодня едем медленно из-за тумана.
Улицы отяжелели от густого, желтого лондонского тумана, и видимость была плохая. Кэбмену часто приходилось резко дергать поводья, чтобы увернуться от других повозок, выплывающих из смога.

- Подождите нас здесь, - попросил Шерлок, когда они приехали на Холланд-парк-мьюс.
- Сэр, Блэки всегда сам не свой в такую погоду. Можно, мы пока проедемся туда-сюда, чтобы он не застаивался?
- Хорошо.

Шерлок и Джон осторожно подошли к дому. На улице было темно, только несколько огоньков просвечивали сквозь туман. Они с трудом нашли среди неосвещенных домов сорок первый.
- Может, мне просто позвонить туда? - спросил Джон.
- Не знаю. Мы даже не знаем, там ли она. Выглядит так, как будто никого нет дома.
Шерлок спустился с крыльца, чтобы посмотреть на верхние этажи. Вдруг изнутри дома раздался крик. Джон прижался к двери плечом, чтобы попытаться ее выбить, но тут она сама распахнулась, и мимо него пронеслась леди Лестрейд без пальто и шляпки.
Сэр Невилл грубо отпихнул Джона в сторону. Он кричал:
- Я заткну тебе рот навсегда, лживая шлюха!
Все произошло так быстро, что сложно было понять порядок действий. Всю картину событий они осознали позже. Джону показалось, что кэб выехал из темноты, как по волшебству, направляясь к леди Лестрейд, которая замерла посреди улицы, не сводя взгляд с дома. Шерлок бросился к ней и оттолкнул ее с пути движущегося экипажа. За ними бежал сэр Невилл. Испугавшись, Блэки встал на дыбы, кэб опасно накренился. Джону и не нужно был видеть, как копыта ударились о череп сэра Невилла. Он часто слышал треск ломающейся кости в Индии и Афганистане. Конь заржал и снова встал на дыбы. Тяжесть экипажа снова толкнула его на упавшего.
- Держите вора! - закричал Джон, увидев, что в окнах ближайших домов появился свет. Он сделал вид, что бежит за кем-то по улице, в то время, как кэбмен спустился с козел и пытался успокоить взбесившегося коня, чтобы тот не растоптал тело в пыль.
- Он просто выбежал на дорогу, - беспомощно повторял возница, когда из темноты к нему начали подходить зеваки.
Вдалеке раздался полицейский свисток. Джон бросился через дорогу к Шерлоку, который держал ослабшую леди Лестрейд.
- Что с ней? - спросил он Шерлока, осматривая, нет ли на ее лице крови или синяков.
- Упала в обморок, - ответил Шерлок.
- Иди на перекресток и поймай кэб до Бейкер-стрит. Я попытаюсь отвлечь внимание.

Шерлок поднял леди Лестрейд на руки и исчез в ночи. Джон протолкнулся сквозь собравшуюся толпу.
- Пропустите меня, я врач. Я все видел.
Не нужно было проверять пульс, чтобы понять, что сэр Невилл был мертв. Тяжелые копыта раскроили ему череп, булыжная мостовая была забрызгана кровью и мозговым веществом. Кэбмен чуть ли не рыдал, все еще пытаясь успокоить Блэки. Ноздри коня все еще трепетали от страха, а бока были в пене.
- Вы видели человека, за которым он гнался? - спросил Джон.
- Н-нет, - заикаясь, ответил кэбмен. - Мне показалось, что там кто-то был, но затем этот человек выбежал и...
- А я видел, - сказал Джон, - он был весь в черном и побежал к главной улице. Чуть не задел меня.
Как и бывает при несчастном случае, Джону поверили благодаря уверенности в его голосе, так что когда полиция прибыла снимать показания, в толпе оказалось полно очевидцев, которые были готовы описать воображаемого вора.

В кэбе леди Лестрейд очнулась на миг, огляделась и, казалось, снова впала в беспамятство, не узнав Шерлока. Она смиренно позволила ему отвести ее наверх в гостиную в доме 221, где они и остались ждать Джона.

___________________________________
* «Книга пэров, баронетов и рыцарей» издавалась специалистом по генеалогии Джоном Бёрком и его потомками и содержала информацию о королевской семье и других знатных семьях Великобритании.

Глава 22. Её сиятельство

Шерлок усадил все ещё потрясенную леди Лестрейд лицом к камину и налил ей бренди. Она безропотно взяла стакан и молча вертела его в руках. После стольких лет службы Шерлоку казалось невозможным сесть в ее присутствии. Он переминался с ноги на ногу у окна, ожидая возвращения Джона.
Полчаса показались бесконечностью. Наконец подъехал экипаж, из него выскочил Джон и поспешил в дом.
- Он умер? - ничего не выражающим голосом спросила леди Лестрейд, когда он вошел в комнату.
Джон помедлил и ответил:
- Да, ваше сиятельство.
- Неужели я наконец свободна от него? - Она снова впала в ступор, едва не выронив пустой стакан, но Шерлок быстро убрал его.
- Ваше сиятельство, - мягко сказал Джон, - мне удалось забрать ваше пальто и сумочку, когда я помогал вносить тело... вносить его в дом.
Он перекинул ее пальто через диван, а сумочку положил даме на колени. Леди Лестрейд машинально погладила ее, как кошку.
Джон подошел к Шерлоку и шепотом спросил:
- Как она?
- Кажется, физических повреждений нет. Я дал ей стакан бренди.
- Хорошо. Неудобно просить, но не мог бы ты вскипятить чаю? Думаю, он нам всем не помешал бы.
Шерлок улыбнулся тому, как Джон переживал за его чувства.
- Разумеется.

Когда он вернулся, Джон стоял на коленях возле ее светлости, массировал ей руки и говорил что-то успокаивающее. Он взял у Шерлока чашку, добавил несколько кусочков сахара и заставил леди Лестрейд выпить чай. Казалось, она забыла о присутствии Шерлока или как минимум о том, кто он, что, в принципе, было и к лучшему.
- Наверное, вы хотите знать, что я там делала, - сказала она, не сводя взгляд с огня в камине. Казалось, ей было не интересно, что там делали Джон и Шерлок.
- Только если вы хотите рассказать нам. Если вы в силах, я могу отвезти вас домой.
- Нет, я так долго жила с этим, так долго была в его власти, я должна снять тяжесть с души... - Наконец она посмотрела на Джона. - Если я расскажу вам, вы используете это против меня?
- Ваше сиятельство, все, что вы здесь скажете, навсегда останется между нами.
- Хорошо. В конце концов, вы же доктор. Это ведь вы говорили с миссис Дарлинг?
- Я предложил ей свои услуги.
- Очень благородно с вашей стороны, - сухо сказала она. Джон не ответил.
Она прижала пальцы к глазам, словно пытаясь отогнать головную боль.
- Вы должны знать, что я люблю своего мужа. Он лучший и самый дорогой мне человек. Я сделаю все, чтобы защитить его.
- Я не сомневаюсь в этом, ваше сиятельство, - ответил Джон.
- Он был самым завидным женихом. Красивый, добрый и, конечно, обеспеченный. Каждая любящая мать желала такого мужа своим дочерям. Я думала, что у меня нет шансов, - она помолчала. - Думаю, начать надо с другого. Моя мать умерла, когда мне было девять лет, а Луизе — матери Кэролайн — шесть. Мой отец... он заболел, когда мне было пятнадцать, и нас с Луизой отправили жить к нашему дяде. Тогда он жил не в Ноттинг-хилле, а в другом доме, побольше, потом он больше не смог его содержать. Он разрешил мне выходить в свет, но не давал достаточно денег на платья и развлечения. - Она печально улыбнулась. - Звучит нелепо, да? Но такова жизнь женщины. Думаю, он хотел выдать меня за одного из своих компаньонов, его ровесника. Он несомненно был ему должен. Мой выход в свет был чистой формальностью. А потом, на первом моем балу... лорд Лестрейд пригласил меня на первый танец. И на шестой. И на седьмой.
Она улыбнулась своим воспоминаниям, и Джон подумал, что карточка с того бала наверняка лежит в какой-нибудь книге, вместе с засушенным цветком или каким-нибудь другим подарком.
- Тогда, - продолжила она, - он спросил, на какие балы и приемы я собираюсь прийти, чтобы точно присутствовать там. А я не могла так часто выходить в свет. Узнав, что у меня нет лошади, он одолжил мне одну из своих, чтобы я могла ездить верхом, когда захочу. Я полюбила его с первого поцелуя моей руки. - Она помрачнела и снова принялась теребить свою сумочку. - Поначалу дядя пришел в ярость. Как я уже говорила, думаю, он видел во мне только предмет сделки. Но потом... потом решил, что может нажиться и на моем браке с Грегори. Когда Грегори сделал мне предложение, дядя был на седьмом небе от счастья.
Леди Лестрейд замолчала, а Джон терпеливо ждал. Шерлок был менее терпелив. Все это не объясняло произошедшего, но он не мог начать задавать вопросы, а Джон, кажется, был не против, что она рассказывает так подробно.
- За неделю... за неделю до моей свадьбы, дядя уже давал обещания от имени моего жениха. Я.. я сказала ему... сказала ему в лицо, что я свободна от него. Что он ничего не получит от лорда Лестрейда и что Луиза будет жить с нами, так что над ней он тоже будет не властен. Я уже обсудила это с Грегори. - Она прикрыла глаза, по ее щекам текли слезы. - Тогда он несколько раз ударил меня по лицу, а потом... изнасиловал меня. - Она закрыла лицо руками и молча плакала.
Джон предложил ей свой платок.
- Ваше сиятельство, мне... мне так жаль.
- Он сказал, что теперь я буду принадлежать ему всегда. Что я должна делать все, что он говорит, иначе он... он расскажет моему мужу, что я пала. Он сказал... Господи... сказал, что должен был сделать то же самое с моей матерью, чтобы она не отвергла его ради моего отца.
Джон ждал, пока она перестанет рыдать, потом нагнулся вперед.
- Ваше сиятельство, я понимаю, что мало что знаю о браке, но я видел любовь его сиятельства к вам. Я не могу представить даже сейчас, что если бы вы ему признались, он стал бы вас в чем-то винить. Ни одна женщина — ни одна — не ответственна за то, что ее изнасиловали. Ваш муж, я понимаю... я могу понять страх того, что он мог бы попытаться отомстить вашему дяде. Я знаю, что я бы так сделал, если бы близкому мне человеку причинили боль. Но ведь ваш муж разумный человек и...
- Возможно, - перебила ее сиятельство, - но захотел бы он растить чужого сына?
Джон бросил взгляд на Шерлока, но промолчал.
- Дядя изнасиловал меня за неделю до свадьбы. Мой сын Питер родился через девять месяцев после венчания. - Она поглядела на Джона, заплаканное лицо застыло от горя. - Скажите, доктор Уотсон, можно ли узнать, кто отец ребенка, при таких обстоятельствах?
Джон печально вздохнул.
- Нет, ваше сиятельство.
Она кивнула.
- Я так и думала. Вы понимаете, что чувствует — какую вину — мать, когда боится собственного ребенка, даже когда он еще в утробе, боится, что он может... стать чудовищем? После его рождения я долго болела. Я думала — я надеялась, что хотя бы Грегори его полюбит, но... потом родились девочки, а отцы души не чают в дочерях, и... и... я постоянно наблюдала за Питером, пока он рос, искала знаки, по которым могла бы понять, чей он — каждый проблеск доброты, каждое проявление жестокости. Я даже... да простит меня Бог... но он наказал меня за это. - Она сжала руки.
- Леди Лестрейд, вы... тот случай во время прогулки верхом... вы пытались...
- Избавиться от ребенка? Да, доктор Уотсон, даже так. Вы верите в дурную кровь, доктор?
- Нет. Не верю. Вы находили признаки в поведении вашего сына?
- Он был трудным ребенком и очень своенравным юношей, но нет, не чудовищем.
- Тогда, думаю, вы были хорошей матерью и вырастили хорошего сына. Лучше не размышлять над тем, что могло бы случиться. - Джон подождал немного, но она больше ничего не сказала. Тогда он спросил: - И сэр Невилл напоминал вам об этом все время? Он думал, что Питер — его сын?
- Он никогда не говорил об этом прямо. Только, что выдаст мои тайны, если я откажусь ему помогать или не дам его сиятельству помочь ему. А потом... потом ко мне приходит этот слуга и угрожает мне тем же самым! Что я буду зависеть и от него. Это было слишком. Слишком. И это после того, что я взяла его к нам в дом из приюта. И я нашла то, что он просил, и отдала ему... в тот вечер, да.
Шерлок приблизился к ее креслу, не появляясь в ее поле зрения. Наконец разговор дошел до того, что он хотел узнать.
Джон заметил его передвижения и спросил:
- Что вы ему отдали?
- Его метрику и письмо, оставленное его матерью перед смертью. Доказательство, что он — сын сэра Невилла.
Наступило долгое молчание. Затем леди Лестрейд сказала:
- Ведь это я виновата в его смерти, да? Это я послала его к чудовищу.
Она произнесла это, как само собой разумеющееся. Джон даже подумал, что ослышался.
- Вы думали, что ваш дядя способен на убийство? Вы хотели этого?
- Нет! Да... не знаю. Возможно, втайне, в глубине души. А потом я пошла к нему, к дяде, я имею в виду, и умоляла его — умоляла — пойти и чистосердечно признаться. - Впервые за весь вечер она повернулась к Шерлоку. - Прошу, поверьте мне. Я не знала, что еще могу сделать, не выдав себя, не потеряв все, что я так хотела защитить.
Шерлок кивнул. Выражение лица его было непроницаемо.
- Вы можете рассказать, что случилось в тот вечер? Он попросил об уплате, да? И вы отдали ему вместо этого его метрику. Вы убедили его, что сэр Невилл действительно обрадуется тому, что он его сын?
Она покачала головой.
- Нет, я сомневаюсь, что даже он мог подумать, что такой человек, как сэр Невилл, признает его или что к нему не являлись дюжины других с теми же требованиями. Приют Эшбёрнхэм-хаус следовало бы назвать месторождением Гренвиллов. Но он же был шантажистом, наверное, он решил, что Невилл заплатит ему или даже что они могут действовать сообща.
- Это ведь были вы? После смерти Андерсона вы пошли к нему в комнату и забрали письма. Полагаю, что и деньги, - спросил Шерлок.
- Да, но я не думала, что он тут же пойдет к дяде. Я думала, он хотя бы дождется утра. Видите ли, я сильно пожалела о том, что сделала. Тут же. Я подумала, что нужно пойти и переубедить его, уверить в том, что он ничего не получит от моего дяди. Но когда я вошла в комнату Андерсона, он был уже мертв, а дядя ушел. Должно быть, он забрал метрику и письмо — наверняка он давно их сжег — но о других жертвах шантажа не знал. Я прикрыла лицо Андерсона — попыталась отнестись к нему с почтением, и обыскала комнату. Меня поразило, как многих он шантажировал. И сколько собрал денег. Конечно, я не могла вернуть деньги, поэтому я решила вернуть письма, а деньги пустить на доброе дело. Хотя бы теперь мне не надо волноваться, что Дональд Чарльз выбросит их на очередное предприятие моего дяди.
Джон спросил:
- А почему вы не вернули письма мистеру Дарлингу? Или сразу миссис Дарлинг?
Леди Лестрейд опустила взгляд:
- Мы все знали — все, кроме Клэр — что Миллер негодяй, и все пытались открыть ей глаза, но я не могла послать ей эти письма. Я подумала, что так я буду не лучше шантажиста, потому что я не должна выдавать чужих тайн, но и ему вернуть их не могла. Обеспечивать его спокойствие я тоже не хотела. Когда известили об их разводе, и она сказала мне, что все узнала... тогда я подумала, что они послужат доводом при ее разводе. Когда она выступила на суде, я была так рада за вас, мистер Холмс. Я была счастлива, что вы свободны. И я снова начала умолять моего дядю признаться и оправдать мистера Дарлинга, но он посмеялся мне в лицо.
Шерлок кивнул. Джон спросил:
- А сегодня?
Леди Лестрейд внезапно посмотрела на него:
- Каковы ваши намерения по отношению к моей племяннице, доктор Уотсон? Потому что мне кажется, вы заставили ее шпионить прямо под моим носом.
От такой смены темы Джон побледнел.
- Леди Лестрейд, я... я очень восхищаюсь вашей племянницей, но боюсь, я старый закоренелый холостяк, и я с самого начала ей это объяснил. Однако я ценю ее дружбу. Я не хотел втягивать ее в мое... мое расследование, она сама решила помочь мне. Мы оба верили в невиновность мистера Холмса и считали, что наш долг — доказать ее.
В его голосе был оттенок упрека.
- Понимаю. Кажется, вы очень быстро начали принимать интересы мистера Холмса близко к сердцу. Сегодня, когда она заговорила о письмах, напечатанных на машинке, я поняла, что она с кем-то это обсуждала — это означало, что кто-то еще в курсе. Что мой дядя в опасности, а значит, и я тоже. Я отправилась к нему, чтобы сказать, что я наконец расскажу обо всем. Что я больше не могу терпеть. Он начал угрожать, пытался меня ударить и бог знает что еще, и я побежала. Все остальное как в тумане — лошадь, вы, мистер Холмс везете меня сюда. Вот так.
Пока она рассказывала о событиях сегодняшнего вечера, к ней вернулись сила и величавость, которые Джон заметил еще при первой встрече, но теперь она вновь ослабла, безвольно опустив голову. Джон, как и Шерлок в своем углу, понял, что она решила, что, удовлетворив своё любопытство, они сдадут ее в полицию.
- Когда будете рассказывать им про сегодняшний вечер, - сказала она тихо и грустно, - пожалуйста, ради моей семьи — его сиятельства, моих детей, Кэролайн и ее сестер, - не рассказывайте о том, что случилось много лет назад. Скажите... скажите им, что по вашему врачебному мнению я сошла с ума. Знаете, ведь мой отец сошел с ума. Об этом никто не говорит, хотя все знают. Вот почему нам тогда пришлось жить у сэра Невилла. Это будет позор, но правда... правда уничтожит нас всех.
- Ваше сиятельство, - сказал Джон, поднимаясь из кресла, - я... - Он не знал, как продолжить. - Мистер Холмс, вы не могли бы поймать нам экипаж? Я поеду с вами.
Шерлок кивнул, и они оба вышли в коридор.
- Шерлок, ты хочешь для нее наказания? Ведь именно тебя оклеветали, тебе пришлось страдать.
Тот обернулся на комнату, где леди Лестрейд продолжала сидеть и разглядывать свои ладони.
- Если бы ты спросил меня сегодня днем, я бы сказал - «конечно, да», но... но она столько страдала все эти годы. Как ты сказал вчера, Андерсон был абсолютно жалок, а сэр Невилл был чудовищем. Убийца уже наказан. И все страдания, причиненные ими обоими, закончились. - Он поглядел куда-то над головой Джона. - Нет, я не хочу наказания для нее. Пусть она возвращается к своей семье и объясняет все, что нужно объяснить, а мы сохраним все между нами. - Потом он улыбнулся Джону: - Пойду поймаю экипаж.
Джон вернулся в гостиную. Леди Лестрейд встала.
- Ваше сиятельство, мы с мистером Холмсом проводим вас до ваших дверей. Сомневаюсь, что полиция уже приехала. Надеюсь, я сбил их со следа, и они, наверное, сообщат вам о гибели вашего дяди только утром. Решайте сами, что вы расскажете им. Или вашему супругу.
Леди Лестрейд почти упала обратно в кресло, и Джон бросился к ней, испугавшись, что она снова потеряет сознание, но она взяла себя в руки.
- Доктор Уотсон... спасибо вам.
- Я не могу судить вас, леди Лестрейд, потому что не знаю, поступил бы я по-другому в тех же обстоятельствах.
- Я всё думаю о том, что когда-то сказал мне дядя, и о том, что вы сказали о моей любви к сыну. Доктор Уотсон, как вы думаете, был бы мой дядя лучше, если бы моя мать полюбила его, а не моего отца? Если бы его хоть кто-то любил?
- Вряд ли кто-то сможет ответить на этот вопрос, ваше сиятельство. Мне кажется, он был из тех людей, которые могут только брать то, что хотят, а не просить или заслуживать это.
Она кивнула и позволила ему надеть на нее пальто и отвести вниз к кэбу, где их ждал Шерлок.

Несмотря на поздний час, дверь открыл Грегсон. Рядом стояла горничная ее сиятельства.
Пока Грегсон помогал леди Лестрейд войти, из гостиной выбежала Кэролайн.
- Доктор Уотсон? Можно вас на минутку, прежде чем вы уйдете?
Грегсон неодобрительно фыркнул, но пропустил ее в переднюю, где ждал Джон.
Ее заплаканные глаза были широко распахнуты.
- Что произошло?
Джон вздохнул.
- Ваш дядя, сэр Невилл, погиб из-за несчастного случая. - Она удивленно выдохнула. Джон уверенно посмотрел ей в глаза. - Думаю, ваша тетя была у него, но когда произошел несчастный случай, она уже ушла. Я случайно проходил по улице — один мой пациент живет по соседству — и увидел все. К счастью, я смог доставить вашу тетушку домой в целости и сохранности. - Рассказ получался довольно складный. Его наверняка еще допросят, хотя, кажется, они довольно быстро увезли леди Лестрейд и он ни разу не назвал свое имя на месте происшествия.
- Боже, - тихо произнесла Кэролайн. - А что... что еще случилось?
Он мягко улыбнулся.
- Боюсь, большую часть я не смогу вам рассказать, но если вы сможете встретиться с нами в следующую среду, как в прошлый раз, поделюсь, чем смогу. И наш друг надеется, что вы сможете простить его поведение. Он... мы оба искренне хотим быть вашими друзьями.
Улыбка Кэролайн была усталой, словно первое приключение утомило ее куда сильнее, чем она ожидала.
- Да, мне тоже этого хочется. Я приду туда. Спокойной ночи, доктор Уотсон.
Она проводила его и закрыла дверь.

На улице у кэба стоял Шерлок. Он курил сигарету и смотрел на небо. Туман — причина стольких событий этого вечера — рассеивался. Сквозь него просвечивали кусочки ночного неба и немного лунного света.
- Пройдемся? - спросил он.
- Холодно, - ответил Джон, - к тому же, я устал.
- Свежий воздух прочистит мысли. А потом можем поймать кэб.
- Ты прав.
Джон отпустил экипаж и они пошли в сторону центра города. Шерлок взял Джона за руку. Казалось, несмотря на все, что он услышал, на сердце у него было легко.
- Теперь ты счастлив? - спросил Джон.
- Не то, чтобы счастлив. И не по той причине, по которой ты думаешь. История леди Лестрейд печальна, я бы никому такого не пожелал. Но я думаю, что мы поступили правильно. Справедливость восторжествовала каким-то своим странным образом. И теперь мы вместе, несмотря ни на что, и раньше, чем могли подумать. Скажем так, я доволен. И это было занятно.
- Занятно?
- Не понимаешь? Мы все — ты, я, леди Кэролайн, - искали ответы и нашли их. Леди Лестрейд могла бы всю жизнь прожить в страхе перед своим дядей. Меня бы повесили, а муж миссис Дарлинг продолжал бы ее обманывать. В общем, нет худа без добра. Мы поработали головой. Мне кажется, я в первый раз применил свои способности не для какой-нибудь бессмысленной задачи, а для чего-то хорошего, удивительного и важного. - Он повел рукой, словно обводя весь Лондон. - Кто знает, сколько тайн ждет нас здесь, скрывается за изящными дверями или в самых жутких меблированных комнатах. Я наблюдал за гостями в доме и никогда не знал, что есть столько печальных тайн и захватывающих событий. Мне кажется, я могу заглянуть в любое окно, понаблюдать за любым человеком и увидеть все случайные события и точно выверенные планы, чудесные совпадения и потерянные возможности — все, что составляет истории, что наполняет жизнь. Вот чем я хочу заниматься!
Джон смотрел, как профиль Шерлока то  освещался, то скрывался в тени, когда они проходили мимо фонарей. Он не знал точно, о чем говорит Шерлок, но воодушевление любовника захватывало и его.


URL записи

URL
Комментарии
2013-10-16 в 23:05 

Ivry
Каждому солдату по социопату! (с)
Огромное вам спасибо за проделанную работу! Ваш перевод восхитилен.

2013-10-17 в 01:14 

Enchantress werewolf
Better sexy and racy than sexist and racist. (c) Stephen Fry
спасибо огромное, что вернулись к этому переводу :heart:

2013-10-17 в 01:48 

Sandy_Martin
Я несу бред аккуратно, чтобы не расплескать.
Ivry, вам спасибо, не забываете)
Enchantress werewolf, я не думала его бросать, просто сначала диплом у меня, а когда я перевела, у беты начались дела(

URL
2013-10-17 в 21:10 

Ivry
Каждому солдату по социопату! (с)
Sandy_Martin, Что вы, как можно! Это любовь с первой строчки.)

     

Я играю не в такт, и стихи плохи, но я - факт (с)

главная